Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Комплексное собирание, систематика, экспериментальная текстология. Выпуск 2 : Материалы VI Международной школы молодого фольклориста (22 – 24 ноября 2003 года) / Отв. ред. В.М. Гацак, Н.В. Дранникова. – 2004. – 222 с.

« вернуться к содержанию

Рубцова Л.В. Роль книжных источников в современной устной повествовательной традиции

Жанры несказочной прозы занимают важное место в современном устном репертуаре. Однако, работая с информантами сегодня, собиратель не может не учитывать то значительное влияние, которое оказывает на устную традицию книга. Это особенно ярко прослеживается на тех материалах регионов, в которых по разным причинам произошел "сбой" в естественной передаче традиционных суеверных представлений и основанных на них рассказов.

Предметом нашего исследования стала народная повествовательная традиция Калининградской области. Записи проводились в период с 1992 по 2003 гг. как в области, так и в городе. Первоначально анализу подверглись традиционные тексты быличек и бывалыцин, записанных от переселенцев из разных областей России, Белоруссии, Литвы и пограничных с ними районов; была охарактеризована типология, художественная система, семантика образов, некоторые аспекты стиля, процессы трансформации традиционных текстов. Содержание наших вопросников предполагало разговор о мифологическом и историческом наследии края. Оказалось, что знания рассказчиков о новом месте их проживания опирались на ту мифологическую основу, которая была заложена в них с детства, на родине, и стала своеобразной точкой отсчета в восприятии местной фольклорной традиции. Одна из наших собеседниц даже заметила:

"...В России были и колдуны, и лешие..., а ничего такого здесь нет, одни немецкие привидения нам мстят за то, что на их земле живем. Вот поэтому плохо-то живем". (Зап. от Л. Назаровой, 1950 г. р., Краснознаменский район, п. Весново)

Рассказы, события в которых происходили не в области, а на родине, в большей степени отражают общерусскую традицию со свойственным ей крутом персонажей. События, датирующиеся проживанием в области, выливаются в сюжеты, связанные с образами домового, ведьмы или, что происходит даже чаще, персонажа, объединяющего признаки нескольких мифологических персонажей и определяемого как "нечистая сила". Передавая впечатления о встрече со сверхъестественными силами, рассказчики стремятся подчеркнуть их истинность с помощью указания на того, кто рассказал (как правило, близкий родственник или знакомый) или может подтвердить этот рассказ (родственник, сосед, друг). Встречаются замечания информантов типа:

"Это когда мы еще там, в России жили"; "А тут со мной было..." или "Здесь уже было, когда переехали".

С 1995 г. в местном устном репертуаре стали появляться сведения, связанные с эпохой пруссов, тевтонского завоевания. Примечательно, что события XV-XIX вв. не вызывали такого интереса. Первоначально сведения носили фрагментарный характер, упоминания о безымянных героях были отрывочны. Однако позднее нам удалось зафиксировать рассказы, жанровые признаки которых позволяют определить их как предания и легенды.

В данной статье речь пойдет о специфике устной исторической прозы Калининградской области. Целью данного исследования является определение источников, оказавших влияние на устный репертуар преданий и легенд, связанных с историей Пруссии. Ранее мы не случайно указали на характерные комментарии информантов к своим рассказам. Сообщая предания и легенды, информанты, как правило, добавляют: "Где-то прочитал(а), не помню где"; "В газете была статья"; "Передачу смотрел(а)"; "По радио слышал"; "Экскурсовод рассказывала нам". Все, о чем рассказывается, преподносится как личный опыт познания истории края. С одной стороны, истинность повествования может подвергаться сомнению ("может быть", "наверно"), с другой - все воспринимается как вполне правдивая история именно потому, что информация получена из достоверных источников. Причем степень достоверности и доверия у каждого исполнителя своя: для одних это может быть заметка в популярной газете, для других - телевизионная передача, для третьих - исторические документы.

Среди многочисленных публикаций об истории края довоенного периода обращают на себя внимание путеводители по городу и области, вышедшие в период с 1995 по 2002 г. (фамилии их авторов упоминались информантами). Кроме путеводителей, мы привлекли к сравнению с устными рассказами художественно-документальную повесть А. Пржездомского "Тевтонский крест", книги В. Храппы из серии "Саги Восточной Пруссии", книги и газетные публикации известного краеведа-историка С. Трифонова . Все названные издания ставят перед собой задачу раскрыть тайны калининградской земли: "...город удивительных тайн, в котором сильно взаимодействуют известные нам и неразгаданные обстоятельства минувших столетии. Город хранит в себе столько maim прошлого, что вряд ли возможно рассказать с достаточной подробностью"5; "...прошлое нашего края во все периоды... не лишено таинственности. <...> Путеводитель по таинственным тропам истории - перед вами"6; "Город таинственней и загадочней любого другого города в мире"; "Город хранит немало тайн не только немецкой, но и литовской, польской и российской истории"8.

Стремление больше узнать о земле, на которой живешь, оправдано причинами политического, исторического, морального характера. Авторы стремятся не только найти в архивах исторические документы, но и художественно осмыслить прошлое края. Причем нередко фантазия уводит их достаточно далеко от реальных фактов. "Почему бы не создавать мифологию нашего города?" - задает вопрос С. Трифонов9. В этом вопросе содержится, по сути дела, профессиональное кредо краеведа - собственное моделирование прошлого.

С. Трифонова не случайно называют в прессе "хозяином самой большой коллекции легенд". Он сознательно пропагандирует исторические факты в мистическом освещении и является творцом многих легенд и преданий. Эти сведения активно внедряются в народную среду, но усваивается и переходит в устную традицию далеко не все. Интересно разобраться, по какому принципу осуществляется отбор информации, что привлекает людей в такого рода публикациях.

Нередко то, о чем пишет С. Трифонов, вызывает скепсис. И все же в памяти массового читателя остается достаточно фактов, которые помогают объяснить непонятное, загадочное или даже страшное в жизни города. По степени популярности на первом месте стоят рассказы о геопатогенных зонах, полтергейстах и т.п. Региональный аспект этих рассказов определяется причинами, объясняющими наличие потусторонних сил.

Все комментарии сводятся к тому, что во времена Великой отечественной войны на территории города существовала тайная мистическая организация третьего рейха - лаборатория "Кенигсберг-13". Ее деятельность описана только в работах С. Трифонова. Загадка, которой обладает город и область, по мнению краеведа, связана с числом 13. С. Трифонов приводит многочисленные примеры того, как влияет эта цифра на судьбу города. С подобной трактовкой значения цифры 13 мы столкнулись при записи легенды о кирхе в г. Правдинске (нем. Фридланд): "В XVI в. в небольшой деревушке Фридланд жил чародей, который помогал людям. А в лесу жила неподалеку ведьма, которая всячески ему вредила. Чародей поклялся уничтожить ведьму, но та отметила ему, предсказав ему, что после ее смерти башня, в которой он жил, разрушится. Так оно и вышло: чародей погиб. А добрые люди на этом месте воздвигли крест, как напоминание о вечной борьбе добра и зла. По легенде, около креста стояла церковь, она и сейчас стоит. В наше время говорят, что колдунья навеки прокляла это место, и когда давали название улицам после войны, церковь получила адрес: переулок Столярный, дом 13" (зап. со слов Ю. Савинкина, 1978 г. р., г. Правдинск).

Исследователи современной несказочной прозы не исключают того факта, что источником возникновения народных повествовательных жанров может быть мемуарная и художественно-публицистическая литература. Акцент, правда, делается на том, что книги являются воспроизведением самозаписи авторов. Это в полной мере относится к уже упоминавшейся книге А. Попадина "Местное время: прогулки по Калининграду". Путеводитель, по замечанию самого автора, базируется на устных рассказах людей о тайнах города и его окрестностей. Так, в городские предания о подземных ходах и подземном городе верит большинство жителей: "Из самых распространенных "сведений", циркулировавших среди русского населения сразу после войны, пальму первенства занимали сведения о подземных ходах и подземном городе, а также о кладах, обнаруженных "знакомым моего соседа""11. Сравним с текстами бытующими в устной традиции:

"В городе Немане Калининградской области есть рыцарский замок Рагнит, который расположен на возвышенности берега реки Мемель. Посередине города Неман есть большое озеро необычной сложной формы, а по направлению к городу Советску есть большое здание, сложенное из крупных булыжников, назначение которого неизвестно, хотя во время Великой отечественной войны там располагался штаб, камеры пыток, так как найдены цепи, крюки, щипцы, клоки волос. Потом был спортзал. Так вот под землей Неман изрезан подземными ходами от озера к замку и до этого здания, а также существуют многочисленные выходы к реке. Говорят, даже были найдены мешки с зерном в этих подземных переходах, скелеты в доспехах. Рассказала мне это мой учитель немецкого языка Рассадина Людмила Александровна в 1998 году". (Зап. в 2003 г. со слов Е. Зайцевой, 1985 г. р., студентки, г. Неман)

"Когда мой отец был маленький, он жил с родителями в старом немецком доме по улице Тельмана. Однажды с друзьями нашел в подвале люк. Открыв его, увидели лестницу. На следующий день, взяв фонарики и еду, отец и его друзья спустились в этот люк. Под землей было много переходов, коридоров - целый город. Ребята заблудились. Бродили три дня, уже еда закончилась, батарейки в фонарях сели. Случайно выйти к грязному ручью и смогли выйти наружу, оказались в другом конце города нашего. Видели там и ящики с оружием немецким, и рельсы, по которым ходили под землей поезда, и человеческие кости. Мне это рассказал мой отец". (Зап. в 2003 г. со слов С. Тиховой, 1985 г. р., студентки, г. Калининград)

В. Храппа так обозначил цель своих изысканий в послесловии одного из изданий: "...Восстановить прервавшуюся связь с нашими предшественниками на этой земле, <...> познакомить с таинственным миром прусского фольклора - миром колдунов и призраков, оборотней и ведьм, древних языческих богов и отважных рыцарей"12. В основу содержания его книг положены архивные документы, устные предания, которые были систематизированы и обработаны, но от кого и когда они записаны, не указывается. В.И. Кулаков дает следующую характеристику книги В. Храппы: "...Автор весьма упрощенно пересказал несколько наиболее известных сказаний Самбии, изданных в современных сборниках, в большом числе продающихся ныне в книжных лавках Германии" .

Более подробно стоит поговорить о работе самого В.И. Кулакова. Автор не просто тиражирует исторические сведения, но и указывает источники, в которых отражена эта информация. Названы имена тех, кто имел отношение к сбору народного материала: "Подлинным прорывом в изучении края стала опубликованная в 1529 г. "Прусская хроника", написанная монахом Симоном Грунау. Будучи пруссом по происхождению, автор утверждал, что многочисленные легенды, приведенные в его книге, он почерпнул из случайно обнаруженной рукописи первого епископа Пруссии Христиана, находившегося в плену у жителей Самбии и узнавшего из уст жрецов их вариант изложения местной истории. Долгое время считавшиеся полным вымыслом, ныне многие главы "Прусской хроники" находят подтверждение в объективных данных, добытых современными археологами и историками. <...> Роль немецких фольклористов Рудольфа Ройша, Теттау, Темме, которыми были собраны народные предания в XIX веке и вошли в архивное наследие немецкого Общества по изучению древностей "Пруссия", в становлении прусского феномена краеведения"14. Далее исследователь приводит имена немецких ученых, которые обращались к наследию Пруссии. Его научные комментарии убеждают в том, что все имеющиеся очерки по истории края так или иначе восходят к хронике Симона Грунау или ее пересказам, то есть имеют книжное происхождение.

Сегодня у нас нет уверенности в том, что Грунау пересказывает рукопись епископа или публикует отдельные ее фрагменты, как нет уверенности и в том, что другие исследователи обращались непосредственно к устным (народным) источникам. Однако нам важно другое: до Калининградцев информация доходит из современных книжных источников, опирающихся также и на письменные свидетельства, в которых материалы о давно прошедших временах переосмыслены не один раз и не одним автором.

Остановимся на рассказе "Камень на Пилберге", так как он ярко иллюстрирует процесс внедрения и усвоения в народной среде привлекательного по содержанию сюжета. На побережье балтийского моря в районе города Пионерска есть камень, про который любят рассказывать экскурсоводы и все, кто его видел. Легенда об этом камне, напоминающем стол с сидящими по обеим сторонам от него детьми, приводится в книге В. Храппы15. Согласно легенде, карлик Трампель завлекал детей игрой в карты в то время, когда шла церковная служба. Пастор, узнав об этом, проклял детей, и они превратились в камень. Про камень на Пилберге можно прочитать и в книге В.И. Кулакова: "Однажды портной из Нойкурена перед отправкой в путешествие встретился у этого камня со своей возлюбленной. Они поклялись в верности, добавив...: "Будем держать клятву как камень, части которого никогда не сойдутся". Вернувшись, портной захотел получить подтверждение ее верности. Однако, когда девушка положила руку в расщелину камня, то с небес ударила молния и части камня сошлись. С тех пор камень называется камнем лжи, и местные жители верит, что между частями этого расколотого камня не сможет пройти лжец"16.

В устном бытовании нами зафиксировано два варианта этой легенды:

"Недалеко от Пионерска в овраге стоит два камня. Говорят, что, если пройти между ними и загадать желание, то оно сбудется. Говорят, что раньше это был один камень, под ним был захоронен злой Koidvn но молнией разрубило камень на две половины, и эта молния передача волшебную силу колдуна этим камням". (Зап. от С. Волкова. 1978 г. р., г. Пионерск)

"Существует легенда о том, что один портной любил девушку. Они поклялись в своей верности и любви у камня. Девушка не сдержала свое обещание быть верной, и молнией разрубило камень на две половины. Говорят, что если влюбленные пройдут между камнями, то будут всю жизнь счастливыми" (Зап. от А. Ковалева, 1978 г. р., г. Пионерск; знает легенду из книги В.И. Кулакова)

Совершенно очевидно, что один факт описывается и трактуется разными способами. Сюжет легенды варьируется, отражая личную установку повествователя и потребности аудитории. Вариант В. Храппы соответствует общей установке его книги - познакомить с фольклором Пруссии, миром колдунов и призраков, гномов и карликов. Варианты легенды, записанные от жителей г. Пионерска, основаны не только на книжном материале, но и на сложившихся в ходе устного бытования поверьях (исполнение загаданного желания). Подвергается изменению и дидактическая основа легенды: в одном случае речь идет о камне лжецов, в другом - о камне, исполняющем желания.

Интересный факт зафиксировала экспедиционная группа, работавшая в Черняховском районе. С 1996 г. в одном из поселков района проводится летний праздник "Росы", посвященный Ивану Купале. Первоначально, как рассказали нам устроители праздника, все действие проходило в пос. Зеленцово. Это место славится своими красотами: на окраине поселка растут дубы, которые были посажены пруссами. Жители нам рассказали, что дубы священные, и если встать в ночь на Ивана Купалу между ними и загадать желание, то оно непременно сбудется. Важно и то, что практически во всей краеведческой литературе можно найти описания дуба и размышления о его значении в прусской системе мировоззрения.

На настоящий момент нами зафиксированы отдельные легенды и предания об истории края (свыше 20), аналоги которых можно обнаружить в публикациях С. Трифонова или В. Кулакова. В процессе передачи задействованы и средства массовой информации, "подбрасывающие" в народную среду свои сюжеты. В устном бытовании сохраняются и адаптируются сюжеты, которые соответствуют системе координат современного носителя традиции17.

Таким образом, люди, живущие на территории Калининградской обл., осмысляют наследие своего края посредством активного внедрения материалов, взятых из письменного наследия довоенной Германии и переработанных авторами-краеведами. Расценивать такую литературу можно по- разному: как "квазифольклорную", часть "третьей культуры" или "буферную зону" 9 - в зависимости от того, в каком контексте мы ее изучаем. Но, тем не менее, влияние ее велико, и, очевидно, поэтому возникает необходимость дальнейшего изучения воздействия литературы на фольклор на современном этапе.

Приложение

"В этой крепости жили люди, пруссы, были они хорошими воинами, были у них собаки, которых они обучали. В поединках собаки не участвовали, но окружали место схватки по кругу. И вот однажды городище захватили тевтоны, захватили людей в плен, а собаки остались, продолжая исполнять свой долг: охранять свой дом. Нападали на рыцарей, пытаясь им мстить. Предводителем собачьей стаи был большой черный пес Йоштунас.

Долго пес преследовал рыцарей, а рыцари охотились на собак. В итоге остался один только пес Йоштунас, и после своей смерти остался навсегда хранителем этих стен, защитником своего дома. Говорят, что образ большой собаки видели в замке не один раз.

Есть другая версия появления этого пса, но эта легенда не такая красивая, как предыдущая. Вождь, боясь потерять свою власть, богатство и свой народ, перешел на сторону Ордена. И прусские жрецы наложили на него проклятие, что после своей смерти душа его не найдет покоя и в стенах замка будет бродить в образе черной собаки за свое предательство". (Зап. в 2003 г. со слов экскурсовода замка Инстербург)

"Раньше кирпичи вручную лепили, давали просохнуть на воздухе, а затем обжигали. В то время как они сохли на воздухе, .животные могли наступить на еще .мягкую глину и оставить там свои следы, поэтому на стенах замка Инстербург можно увидеть кирпичи со следами лап собаки. Некоторые же объясняют этот факт метками пса-призрака, волка-оборотня.

Говорят, что на втором этаже замка видели призрак девушки, которая ищет своего ребенка. Но полностью эту легенду не знаю. И также в одной из частей замка видели призрак мужчины во фраке". (Зап. в 2003 г. со слов экскурсовода замка Инстербург)

"Ходит в народе поверье, что давным-давно в кафедральном соборе жил Волк-оборотень. Доказательством этому послужили найденные кирпичи с отпечатками огромных волчьих лап. Знаю это от экскурсовода кафедрального Собора". (Зап. в 2003 г. со слов Е. Зайцевой, 1985 г. р., студентки, г. Неман)

"Жившая некогда в Кенигсберге королева Луиза умерла при странных обстоятельствах, причем смерть ее связана с детьми. Ее душа стала появляться в замке королевы Луизы (ныне театр кукол). Говорят что сторожа здесь не задерживаются, так как Луиза пугает странными звуками, облик ее полупрозрачен, она является в белом. Ее образ считается символом Калининграда. Слышала от бывшего сторожа, мужчины лет 40". (Зап. в 2003 г. со слов Е. Зайцевой, 1985 г. р., студентки, г. Неман)

"Знаю про призрак королевы Луизы. Она появляется ночью над зданием нынешнего театра кукол. В белом одеянии с распущенными волосами, очень красивая.

Знаю еще, что есть поверие, согласно которому, в городе много мостов, и по ним пройти дважды нельзя, это загадка города". (Зап. в 2003 г. от Ю. Козыревой, 1984 г. р., студентки, г. Калининград)

"В городе Светлогорске есть старый дом, корпус военного санатория. Говорят, что в этом доме живет привидение. Оно выселяет из своих стен того, кто ему не нравится. Однажды приехала польская супружеская пара в санаторий отдыхать. Пан пошел в ванную и выскочил оттуда с криками: "Там крысы, везде крысы/" На крик прибежали служащие санатория, пан был бледен, губами повторял: "Там крысы!" - хотя ничего подобного не было. И эта пара съехала. Кроме того, многие видели в одном и том же месте, в конце коридора этого корпуса, силуэт мужчины с мальчиком, который таял постепенно в воздухе. Говорят, что в этом доме кто-то трагически умер. Пробовали избавиться от него (призрака. - Соб.): освещали дом, приглашали экстрасенса, но все осталось по-прежнему. Услышала эти истории от экскурсовода зимой 2003 года". (Зап. в 2003 г. со слов К. Зайцевой, 1985 г. р., студентки, г. Неман)

"Несколько веков назад, когда еще не было города Фридланда, а было небольшое поселение, на берегу реки (ныне река Лава) стояла большая башня, где жил маг, который был влюблен в ведьму, которой боялась вся деревня. Ведьма тоже любила мага, но жители задумали ее сжечь на костре в центре поселения. И ведьма, узнав об этом, предсказала, что она погибнет во дворе этой башни, а маг ее спасти не сможет, предав ее. Действительно, когда огонь костра горел, маг увидел на лице ведьмы слезы от его предательства. Маг раскаялся и выпрыгнул из окна башни. Вскоре башню разрушили, об их любви, предательстве и смерти напоминает древний крест. Прошло много лет, на месте старой башни построили кирху, в центре которой долго стоял крест. Говорят, что проклятие было сильное, поэтому не могут никак восстановить кирху". (Зап. в 2003 от О. Мурашовой, 1985 г. р., г. Правдинск)

Примечания

1 Попадин А. Местное время: прогулки по Калининград}'. Калининград, 1998; Кулаков В. От Восточной Пруссии до Калининградской области. Исторический путеводитель. Калининград, 2002.

2 Пржездомский А. Тевтонский крест. Калининград, 1998.

3 Хрстпа В. Сказки и саги Витланда. Калининград. 1995; Он же. Предания Кенигсберга. Калининград, 1997.

4 Трифонов С. Тайны лаборатории "Кенигсберг-13": ужасы древнего города. Калининград, 1996; Он же. Сокровища подземного Кенигсберга: загадка Альфреда. Калининград, 1997.

5 Пржездомский А. Указ. соч. С. 6.

6 Кулаков В. Указ. соч. С. 5-6.

7 Попадин А. Указ. соч. С. 22.

8 Трифонов С. Тайны лаборатории "Кенигсберг-13"... С. 12.

9 Он же. Тайны тридевятого города // Вестник Балтийска. 2003. 3 февраля. С. 12.

10 Веселова И.С. Жанры современного городского фольклора: повествовательные традиции: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2000.

11 Попадин А. Указ. соч. С. 23.

12 Храппа В. Сказки и саги Витланда... С. 62.

13 Кулаков В. От Восточной Пруссии до Калининградской области... С. 11.

14 Там же. С. 7-8.

15 Храппа В. Предания Кенигсберга... С. 18.

16 Кулаков В. От Восточной Пруссии до Калининградской области... С. 154-155.

17 В этой связи вспоминается рассказ женщины, которая, оказавшись в бессознательном состоянии после сердечного приступа, слышала голос, обещавший ей помощь. По ее замечанию, это был голос барздука, подземного гнома, имя которого можно встретить только в специализированной литературе.

18 Неклюдов С.Ю. О слове устном и книжном //Живая старина. 1994. № 2. С. 2-3.

19 Костюхгт Е.А. Литература и судьбы фольклора // Живая старина. 1994. № 2. С. 5-7.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет