Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Комплексное собирание, систематика, экспериментальная текстология: Материалы V Международной школы молодого фольклориста (6 – 8 июня 2001 года) / Отв. ред. Н.В. Дранникова. – 2002. – 168 с.

« вернуться к содержанию

Кляус В.Л. (Москва) К методике видеофиксации фольклора

Практически с момента появления кино этнографы и фольклористы стали использовать киноаппараты для фиксации народной культуры. Не вдаваясь в историю вопроса, которая хорошо освещена в книгах[i], укажем, что уже в 20 – 30?е годы как в СССР, так и в мире осуществлялись крупномасштабные проекты киносъемок жизни и обычаев коренных народов. Эти материалы представляют интерес как первые мультимедийные фиксации народных традиций, в первую очередь, обрядов и обычаев. Заметим, что в их реализации участвовали выдающиеся исследователи. Так, съемки удэгейских шаманов на Дальнем Востоке проходили при участии В.К.Арсеньева. К сожалению, не все эти материалы сохранились до наших дней. О некоторых кинолентах известны лишь их названия. Какие-то, возможно, еще ждут своего исследователя. Так, относительно недавно В.М.Магидовым была обнаружена кинолента об эвенках Приамурья, снятая в 30?х годах.

В первых, немых, кинолентах объектом киносъемок являлись бытовая жизнь и обрядность. Появление звукового кино позволило фиксировать и фольклорные произведения. Но, несмотря на это, этнографическое кино долгое время остается именно этнографическим – собственно фольклор является хоть и важной, но лишь его составной частью. В этом смысле название фестивалей в Пярну, проходивших в 80?е годы в СССР, – «Фольклор на экране» – было не совсем точным. Фильмы, которые представлялись на нем, носили больше этнографический, чем фольклористический характер.

Появление в 80-е годы видео совершило настоящий переворот в визуальной антропологии. Собственно киношные технические средства создают определенные проблемы для съемок: дорогая стоимость качественной кинопленки, ограниченность времени записи, необходимость специального дополнительного оборудования, громоздкость хороших кинокамер, некоторый шум при их работе. Все это определяет элитарность съемочного процесса и в некотором смысле постановочность самих съемок. Видео многие указанные качества кино не имеет. Оно оперативно, мобильно позволяет вести съемки «здесь и сейчас», двадцать четыре часа в сутки, относительно недорогое, просто в обращении и массово. Правда, как верно отмечали в недавнем прошлом кинокритики, видеозапись часто не имеет художественного качества кинозаписи. Сегодня с появлением нового поколения профессиональных видеокамер и новой генерации операторов, использующих в своей работе видеотехнику, это стало преодолеваться.

В России среди исследователей традиционной культуры массовое распространение видеокамера получила в конце 80-х годов, когда фольклористы и этнографы, не подготовленные в кинооператорском и режиссерском отношении, получили возможность взять в руки видеокамеру и использовать ее в полевой работе. Кстати, именно с этого периода, с начала 90?х годов, в Москве в Институте культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачева проводятся международные семинары по визуальной антропологии, последний из которых состоялся в ноябре прошлого года[ii]. Сейчас редкая экспедиция проходит без использования видеотехники. Вместе с тем видеофиксация фольклора, обрядов и обычаев имеет свои методологические и методические проблемы.

Два важных вопроса встают перед исследователями, отправляющимися в поле (кроме того, что снимать) – это на что снимать и зачем снимать, то есть для чего будут использоваться видеоматериалы. Здесь необходимо осознавать следующее, что профессиональная видеоаппаратура и монтажная компьютерная станция стоят дорого. Учитывая сегодняшние финансовые возможности учебных и научных учреждений, не все из них могут позволить себе приобрести даже бытовую видеокамеру, то есть телевизионных и экранных фильмов сами исследователи снять не смогут, как бы им этого не хотелось сделать. Такая работа требует особых материальных и технических затрат. Хотя, конечно, можно договориться с телевизионщиками и попросить их участвовать в экспедиции. Здесь их нужно убедить в уникальности предполагаемого снимаемого материала. Но, как показывает опыт, большинство теле? и кинооператоров снимают не так, как необходимо исследователю.

Иными словами, фольклорист и этнограф должны понимать, что итоги их полевой работы с видеокамерой в очень редких случаях могут заканчиваться собственно фильмами. Казалось бы, факт печальный, но тем не менее даже обыкновенная бытовая VHS камера в руках чуткого исследователя, оказавшегося в нужное время и в нужном месте, позволяет не просто зафиксировать уникальные явления народной культуры, но создавать беспрецедентную фактологическую базу по их изучению. В отличие от простого наблюдения или аудиозаписи видео позволяет зафиксировать такие элементы исполнения и бытования фольклора, которые в момент записи не замечаются, а выявляются в процессе последующих просмотров. Исследовательские видеоматериалы могут стать подспорьем для написания статей и монографий[iii], а главное, могут быть использованы в учебных видеофильмах и электронных публикациях.

Фольклор, как явление словесного искусства, бытует в сложном социальном, этнографическом и обрядовом контекстах. Причем каждый жанр имеет свой контекстуальный характер. Именно поэтому видеосъемка различных жанров имеет свою специфику. Кратко охарактеризуем некоторые из них.

Как показывает опыт, видеофиксации сказок, а также других прозаических жанров (легенд, преданий) исследователи делают в основном с какой-то одной точки. Это определяется, конечно же, статикой исполнителя. При такой записи важно, чтобы исполнитель почти полностью находился в кадре, что позволяет фиксировать и разбирать в дальнейшем не только сам текст сказки, язык исполнителя, но и его мимику, и жесты. О том, что жестикуляция сказочников представляет важный исполнительский прием и может быть отдельным предметом изучения, показали работы Адлейбы[iv]. Если же сказка исполняется перед аудиторией, причем аудиторией традиционной для сказочника, то видеокамера должна быть установлена таким образом, чтобы в кадре находились и слушатели. Это необходимо для фиксации их реакции на рассказ.

Исполнение необрядовой лирики обычно также происходит в статике. Видеозапись здесь позволяет зафиксировать живую реакцию «песельников» и их слушателей на звучащую песню. Главное, чтобы движение камеры носило осмысленный характер. Распространенной ошибкой здесь является то, что, когда сеанс записи продолжается достаточно долго и песни длятся по пять – десять минут, снимающий человек начинает водить камерой просто от скуки. Этого нужно обязательно избегать. Скучающая камера безвозвратно портит видеоматериал.

Исполнение плясовых, хороводных, игровых песен в аутентичных условиях часто сопровождается танцем и игрой. В этом случае важно зафиксировать особенности хореографии пляски – движения рук, ног, корпуса исполнителей и пр.

Еще один жанр, на котором хотелось бы остановиться, – это заговорный фольклор. В отличие от сказок или песен, когда исполнители охотно соглашаются снимать «кино», видеосъемка заговоров в реальном заговорно-заклинательном акте представляет значительную трудность. Сакральный характер этого вида фольклора часто обуславливает запрет на его съемку. Тем не менее необходимо стремиться записывать заговоры именно в ситуациях их реального исполнения, когда человек, произносящий текст и выполняющий при этом определенные обрядовые действия, был бы уверен, что это он делает не для демонстрации, а для известных ему магических целей. Здесь, конечно, очень много зависит от контакта собирателя с исполнителем, его коммуникабельности и способности убеждать. Есть и некоторые хитрости. К примеру, работая в деревне, при выходе на улицу мы всегда держим камеру на виду и наготове, тем самым создавая впечатление, что мы и камера – это единое и нерасторжимое целое. Здесь, конечно, имеет значение размер камеры: чем она компактнее, тем лучше для работы. Красный глазок видеокамеры, который показывает, началась ли запись, полностью заклеен, чтобы исполнитель не знал, в какой момент пошла съемка и идет ли она вообще. Все это позволяет делать видеофиксации реальных заговорно-заклинательных актов даже в тех случаях, когда формально этого делать нельзя.

Примечания


* ?aaioa auiieiaia i?e oeiainiaie iiaaa??ea ?AIO (проект ? 01-04-00218a).

[i] Рокитяский В.Р. Визуальная антропология: частное расследование. – М., 2000; Хайдер К. Этнографическое кино. – М., 2000.

[ii] Кляус В.Л. Семинар по визуальной антропологии // Живая старина. – 2001. – № 4 (в печати).

[iii] Кляус В.Л. Движение людей/движение предметов в забайкальском святочном обряде заваливания ворот // Концепт движения в языке и культуре. – М., 1996. – С. 271–283.

[iv] Адлейба Д.Я. Устные стилевые основы сказки (Опыт экспериментального исследования на абхазском материале). – Сухуми, 1991; Адлейба Д.Я. Поэтико-композиционная и стилевая система сказки в комплексном освещении. – М., 2000.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет