Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Комплексное собирание, систематика, экспериментальная текстология. Выпуск 2 : Материалы VI Международной школы молодого фольклориста (22 – 24 ноября 2003 года) / Отв. ред. В.М. Гацак, Н.В. Дранникова. – 2004. – 222 с.

« вернуться к содержанию

Крапивина М.А. Кулойская былинная традиция

"Диалектическая противоречивость русского историко-фольклорного процесса XVH-XIX вв. состоит <...> в сохранении областных различий несмотря и вопреки выработке общенационального репертуара. Общерусские моменты выступали, как правило, в конкретной, областной <...> форме. Эти отличия особенно ясно выступают при сопоставлении репертуара каждой из областей, поэтому их изучение - не противозаконное расщепление общенародного русского фольклора, а установление конкретных, реальных путей и форм его развития" .

Проблема регионального изучения былин до сих пор остается актуальной для отечественной фольклористики. Ю.А. Новиков в книге "Сказитель и былинная традиция" посвятил главы специфике региональных былинных традиций Русского Севера, Т.Г. Иванова в книге ""Малые" очаги северно-русской былинной традиции" характеризует эпические песни Северодвин-ска, Вологды, Шенкурска, Приладожья.

Классическими трудами в области изучения севернорусских былинных регионов являются монография A.M. Астаховой "Русский былинный эпос на Севере" и двухтомное собрание "Былины Севера". "Благодаря ее трудам", - как сказал В.Я. Пропп, - "безликий север предстал перед нами разделенным на определенные районы, обладающие каждый своим репертуаром и своими отличиями. Это Поморье, <...>, Прионежье, <...>, побережья рек Пинеги. Кулоя"".

А.Д. Григорьев выделял единый Кулойско-Мезенский репертуар, хотя и с некоторой оговоркой: "...Правильнее было бы рассмотреть их отдельно, т.к. при общих их сюжетах, в каждом из них есть особые" . Факторы, способствовавшие появлению такого мнения, следующие: географическая близость регионов; частое общение жителей на промыслах, где в основном и исполнялись старины по причине вынужденного бездействия во время непогоды: практиковалось пение хором (исполнению старин обучались, подтягивая за поющими), что способствовало стабильности былинной традиции, стандартизации эпических формул, закреплению общих версий сюжетов. Интересно в данной ситуации сравнить мезенскую и кулойскую былинные традиции, выявить региональные особенности.

Первый уровень региональных различий прежде всего проявляется в сюжетном составе былин. Исследователями неоднократно отмечалось, что сюжет "Исцеление Ильи Муромца" зафиксирован практически во всех районах бытования русского эпоса, но на Кулое не зафиксирован собирателями ни разу. Во втором томе в статье об исполнителе старин Василии Буторине, крестьянине с. Долгощелье, Григорьев пишет: "Так как он ушел на ловлю белуг, то я не записал еще двух старин, которые он хорошо знает: 1) "Сорок калик со каликою" и 2) "Исцеление и первая поездка Ильи Муромца". Во второй старине он умеет петь только о первой поездке; об исцелении же Ильи странниками он рассказывает словами"5. Кроме того, в былине "Бой Добрыни с Ильей Муромцем"6 певцом использованы перенесения из былины об "Исцелении Ильи Муромца":

Как у старого бы на поле смерть не писана,
Да не писана бы смертоцька мне-ка на поле.

(ср.: "И смерть тебе на бою не писана" в былине "Исцеление Ильи Муромца") .

б) Надевая бы на себя да всё кунько шубу
(Да не дорога, не дешева-от бы-тысяца)
Уш вору-то разбойнику на завидость,
Уш будут бы старого бить-то, грабити)

(ср. с вариантом "Исцеление и первая поездка Ильи Муромца")8.

Второй уровень региональных различий - тип обработки конкретного сюжета. Специфические региональные черты удалось выявить в былинах "Василий Игнатьевич и Батыга", "Бой Добрыни и Ильи Муромца", "Данило Игнатьевич" (Данило Ловчанин), "Бой Добрыни и Дуная".

В шести кулойских вариантах "Василий Игнатьевич и Батыга" ("Васька-пьяница и Курган-царь, Кудреванко, Баканище", образующих особую редакцию, важную роль играет открытое столкновение богатыря с боярами, которое является причиной грабежа в Киеве, учиненном Васькой и татарами. В мезенских старинах такая мотивировка грабежа отсутствует, в результате чего Васька воспринимается как изменник. Он получает назад свое богатырское снаряжение, утоляет жажду вином и вместо того, чтобы разбить татар по просьбе Владимира, едет и посылает неверных грабить знатных и богатых людей в Киеве. В кулойских вариантах Васька грабит (князя и бояр) только после нанесенной ему обиды.

Довольно редкая былина о бое Ильи и Добрыни записана на Мезени в двух, по Кулою в пяти вариантах. Наиболее полноценные кулойские старины образуют одну редакцию, за исключением № 254, и повествуют о том, что слава о силе Добрыни дошла до Ильи Муромца, и он собирается в дорогу, едет в Рязань. Илья сознательно ищет Добрыню, чтобы сразиться с ним. Их поединок - не спортивное состязание, а бой смертный (только изломав все оружие, соперники переходят к рукопашному бою) побеждает молодой богатырь.

Большинство былин о Добрыне подчеркивают его киевское происхождение. Здесь же Добрыня - рязанец. Первые строки былины свидетельствуют о том, что Рязань будучи "слободой", т.е. пригородом, не могла давать богатырей равных по силе Илье Муромцу. Теперь это город, в котором есть богатырь, способный побороть старого. В середине XII в. в Муромо-Рязанском княжестве роль главного города перешла от Мурома к Рязани, что своеобразно воплотилось в победе молодого рязанца Добрыни над старым Ильей Муромцем. Главную идею для эпоса о единстве Русской земли передает признание Добрыней главенства Ильи Муромца.

Комментарии к новому изданию сборника "Архангельские былины и исторические песни" и мои текстовые наблюдения подтверждают тот факт, что все кулойские варианты былины "Бой Добрыни с Ильей Муромцем" испытали влияние старины "Илья Муромец и сын". Так, в той части песни, где рассказывается о молодости Добрыни, есть описание шуток "не робецеских" со сверстниками: "...Кого за руку схватит -рука прочь, кого за ногу - нога прочь... " (№ 213, 229, 235 и др.); жонглируя палицей, копьем, Добрыня хвастает, что также легко он будет "владеть старым казаком"; Илья узнает сына по перстню или кресту (№ 213, 254, 266); молодой богатырь убивает свою мать, узнавшую правду о его происхождении.

Кулойские записи былины "Бой Добрыни с Дунаем" не имеют четкости в осуждении Дуная, какая присуща мезенским. Дунай посягает на права других богатырей, выставив свой шатер и бочку с надписью: "Кто не выпьет чары единой рукой - живым не уйдет". Эта угроза вызывает негодование других богатырей, ведь поле - нейтральная территория. По характеру наказания, количеству богатырей, приезжающих на бой Добрыни и Дуная, кулойские варианты отличаются от мезенских: наказания Дуная нет, богатыри братаются или князь Владимир бранит обоих богатырей, или сажает Дуная в погреб за службу неверному королю, или Илья Муромец велит увезти "в свое местецько" Дуная. В мезенских вариантах Дуная либо сажают в погреб, либо убивают. В кулойских вариантах на бой приезжает только Илья Муромец, в мезенских - один Илья, Илья Муромец с дружими богатырями; один Алеша Попович.

Одной из самых популярных на Кулое является старина на сюжет "Данило Лавчанин", здесь записано семь вариантов, в то время как на Мезени три. Кулойская версия испытала большое влияние сказок. Жена Данилы выступает в роли волшебницы: предсказывает будущее испытание своему мужу, дает советы, благодаря которым Данила Игнатьевич расстраивает коварные планы князя Владимира. В некоторых вариантах она гадает на картах (№ 234 - Садков). Все кулойские варианты в отличие от мезенских имеют счастливый финал, кроме № 275 (герой закалывает сам себя). В мезенских версиях Данила Игнатьевича убивают, т.к. он не исполняет наказ жены (засыпает, недругу попадает копье тупым концом, а не острым). В мезенских вариантах есть внешняя причина того, что герою князь Владимир дает службу (супративничает - возмущается, что его посадили с боярскими детьми, хвастает женой). В кулойских этого нет. Героя отправляют на Буян-остров за вепрем без внешнего повода.

Кулойские варианты былины "Добрыня и Алеша" (меньше встречались собирателям, чем мезенские) дают свои комбинации мотивов: не во всех старинах участвует князь Владимир, только в кулойских текстах вводится участие Ильи Муромца в былину о Добрыне и Алеше: его просит мать Добрыни съездить в поле проверить сообщение Алеши Поповича о смерти богатыря.

Третий уровень региональных различий - "подробности изложения" (имена собственные, клишированные формулы, используемые для описания повторяющихся действий, диалогов, ситуаций; постоянные эпитеты и другие устойчивые словосочетания).

Своеобразно сказитель передает нарастание решимости Добрыни убить ножом непокорного богатыря в былине "Бой Добрыни с Дунаем" (№ 235): три раза повторяется одно и то же действие - Добрыня "хотел бы пороть да груди белыя", но его рука задержалась сначала в завети (кисти), чтобы спросить "коего города, <...>, какого отца" добрый молодец, потом -в локте, наконец - в плече.

В "Илья Муромец и станишники" выбор самой опасной дороги богатырь мотивирует тем, что "плакум у старого не остануцься" (№ 232, 238), интересна характеристика стрелы, которая послушна воле своего хозяина: "...Ишше третьеп-то стрелки да здесь ей чены нет /Да у третьей у меня было у стрелоцьки Ишша перышка у ей бы фее орлиные / Ис того бы да не крылышка ис правого / Я куды стрелку направлю, да тут веть полетит Я кого веть велю, да того веть пострелит!" (№ 232, 238).

Родственные по происхождению эпические традиции Мезени и Кулоя (предки мезенских и кулойских сказителей переселились с древнего Новгорода), сохранив немало общих черт, к началу XX в. разошлись в своем развитии, чему способствовало наличие у этих районов своего пути к морю; длительные перерывы в общении - кулояне весной ездили по рекам и озерам на рыбную ловлю, а их восточные соседи в это же время отправлялись на приток Мезени.

Примечания

1 Чистов К.В. Задачи изучения народного поэтического творчества // Советская этнография. 1958. № 3. С. 11-12.

2 Дмитриева С.II. Географическое распространение былин: По материалам к. XIX - н. XX вв. М., 1975; Марков А.В. Из истории русского былевого эпоса. Вып. 1.М., 1905; Вып. 2.М., 1907.

3 Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901 гг.: В 3-х т. СПб.: Тропа Троянова, 2002. С. 23.

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.

7 Песни, собранные П.Н. Рыбниковым: В 3-х т. М., 1909-1910. Т. 1. № 51.

8 Архангельские былины и исторические песни. Т. II. № 393.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет