Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Комплексное собирание, систематика, экспериментальная текстология. Выпуск 2 : Материалы VI Международной школы молодого фольклориста (22 – 24 ноября 2003 года) / Отв. ред. В.М. Гацак, Н.В. Дранникова. – 2004. – 222 с.

« вернуться к содержанию

Чухина А.А. Локальные варианты заключительного этапа свадебного обряда Русского Севера (конец XIX - начала XX вв.)

Под Русским Севером условно понимается Архангельская земля - те районы, которые в рассматриваемый исторический период были связаны с губернским городом Архангельском. Источниковедческую базу предлагаемой статьи составили архивные материалы из Фольклорного фонда Рукописного отдела ИРЛИ (Пушкинский дом) РАН, Лаборатории фольклора Поморского университета, а также публикации периодических и специальных изданий конца XIX - начала XX вв.

Свадебный ритуал варьировался в разных социальных и территориальных средах. Это приводило к созданию множества локальных вариантов, но структура самого обряда оставалась неизменной и выглядела следующим образом: 1) предсвадебный цикл, 2) свадьба, 3) послесвадебный период. В данной статье предметом рассмотрения является послесвадебный период. Он включал следующие акты: бужение молодых, ритуальную баню, блинный стол, отгащивание у родни невесты - хлебины.

Послебрачная группа обрядов повсеместно начиналась бужением молодых. Чаще всего их будили сватья, дружка, свекровь или какая-либо родственница молодой. Для Пинежской традиции был характерен следующий цикл обрядов послесвадебного периода. Утром молодая дарила мужу нижнее белье и пояс. Дружки (шафера) топили шутову баню - баню в действительности не топили, а только напускали дым и приносили холодную воду. Затем на санях и на бороне при всеобщем веселье подтаскивали к бане сначала родителей жениха, а потом самих молодых. Дома молодая обязательно должна была поцеловать отца и мать жениха, лежащих на полу и имитировавших, что угорели в бане2, затем их поднять.

Затем следовал этап ритуального приобщения молодой к хозяйству, который также сопровождался смеховыми действиями. На пол рассыпали перья, а молодая должна была их вымести. Она могла нанять сестру мужа за платок и тарелку гостинцев, чтобы та помогла ей .

Далее был байный стол, сопровождавшийся криками "горько" и расшиванием ковриги - хлебника или байника, которую сначала прятали от дружек. Еще одна примечательная деталь, зафиксированная в пинежской традиции - это приход ряженых во время байного стола .

Подобный порядок проведения заключительного этапа свадебного обряда характерен и для кулойской традиции (совпадение основных этапов). Однако здесь был зафиксирован обряд, не имеющий аналогов на Пинеге - колотить кашу: посторонние люди во время баянного стола стучали палками по наружной стене дома, а также стреляли из ружей5. Из дома им выносили вино и кашу.

Заключительный этап свадебного обряда в Мезени начинался приходом крестной матери невесты, которая приносила блины и будила молодых. В это время били посуду, показывая, что невеста была девственницей. Локальное название праздничного угощения после этого - почесный стол или почесно6. Молодая обносила всех тарелкой с угощением или рюмкой вина, за что получала деньги. Ритуальная баня включала как настоящее мытье молодых, так и его имитацию. Следующее за этим столование также сопровождалось смеховыми играми: дружки воровали блины, прятали их, выкупали и т. д. Тут же расшивали баенник. Через 3-4 дня проводились хлебины, которыми и заканчивалась свадьба. Муж с женой отправлялись в гости к родителям молодой, после чего она получала окончательно приданое от своих родителей.

В поморской традиции обнаруживаются сходные с пинежской и мезенской типологические черты. Будили молодых блинами от тещи. После этого молодежь била об дверь клети, где спали молодые, горшки с грязью, сажей, перьями, а молодица мела эту грязь веником, под который ей бросали деньги. Повсюду в Поморье, за редким исключением, молодым после первой брачной ночи устраивали шутову баню. После следовал блинный стол или баенный (Зимний берег), во время которого распарывали байник10. Здесь также присутствовали игровые смеховые моменты: говорили, что молодую ночью "давил баенник", тысяцкий искал конец нитки при распарывании байника. Завершающий этап свадебного ритуала в Поморье - сбор родни с обеих сторон на хлебинах или горячих11. Причем название "горячие" бытовало в деревнях устья Северной Двины. Название "горячие" как терминологическое обозначение заключительного этапа свадьбы бытовало и в Холмогорском уезде12. В данной традиции присутствовала шутова баня, которая могла выражаться аналогично вышеуказанным традициям, но были другие формы ее проведения: разводили костер у дома13. Здесь рассыпали перья, а молодая их подметала 14.

В записях, относящихся к Шенкурскому уезду (району), не обнаружено упоминаний о шутовой бане. Для шенкурской традиции характерно следующее обрядовое действие на хлебинах или красном столе15: во время застолья кто-либо из присутствующих старался окунуть руку жениха в масло, которое подавалось к блинам. Аналогичный обряд зафиксирован в Виноградове ком районе (в среднем течении Северной Двины)17. Кроме того, материалы, записанные в Виноградовском районе, указывают на то, что хлебины являлись ключевым моментом свадебного обряда18.

В Вельском локальном варианте обрядности на заключительном этапе свадьбы присутствовала настоящая баня молодых (аналогично шенкурскому варианту). Баня топилась проводниками - родственниками невесты, дрова выбирали без сучков, чтобы жизнь молодых была спокойная19. Молодые после бани вставали на специально постланный половик и поцелуями приветствовали всех приходящих, молодая при этом кланялась каждому в ноги. Далее следовали хлибены20 или хлибяны21.

В каргрпольской свадебной традиции второй день свадьбы назывался буженье22 или будили (сведения из д. Низ Каргопольского р-на от А.К. Пачиной, 1921 г. р.). Символическое препятствие здесь преодолевала или одна молодая - выметание черепков от разбитых горшков (информация из д. Ефремове Каргопольского р-на от К.М. Павнухиной, 1926 г. р.) или вместе с мужем - ношение воды из колодца при препятствиях со стороны соседей23 . В этот день топили баню для молодых, после - столование. Через неделю - хлебины у родителей невесты.

Таким образом, анализируя фактологический материал, можно выделить два типа обрядности, сопровождающей заключительный этап свадьбы. Географически их можно обозначить как северо-восточный, включающий мезенский, пинежский, кулойский, поморский и холмогорский варианты, и юго-западный - шенкурский, каргопольский, вельский и виноградовский варианты. Для северо-восточного варианта характерно бытование шутовой бани и ее доминирующее положение по сравнению с настоящей, то есть действует схема, шутова баня - затем настоящая баня. В юго-западном типе обряд шутовой бани отсутствовал. На северо-востоке (за исключением холмогорского варианта) обязательный атрибут баенного стола - байник, который затем распарывали. Материалы юго-западных уездов указывают на то, что на данной территории аналогом ему был блинный стол. Во время ритуального приобщения молодой к хозяйству в северо-восточной традиции бросали перья, в то время как на юго-западе мели черепки от горшков. Кроме того, нельзя не отметить наличие смеховых моментов рассматриваемого цикла обрядности на северо-востоке. Можно констатировать, что акценты в послесвадебном периоде в северо-восточном варианте сделаны на комплексе баенных обрядов, в юго-западном - на хлебинах или блинном столе.

Примечания

1 Фольклорный фонд Рукописного отдела ИРЛИ (Пушкинский дом) РАН. Кол-лекц. 12. П. 7. С. 89.

2 Там же. Л. 89.

3 Там же. Л. 90.

4 Там же. Л. 91.

5 Там же. Колл. 266. Л. 9. № 45. С. 4.

6 Топкое В. Свадебные песни и обряды г. Мезени. Казань, 1931. С. 48.

7 Шевкуленко Н. Город Мезень // Всемирный путешественник. 1873. Сентябрь. С. 356.

8 Тонкое В. Указ. соч.

9 Бернштам Т.А. Русская народная культура Поморья в XX - начале XIX вв. Л., 1983. С. 130.

10 Там же. С. 132.

11 Там же. С. 132.

12 Фольклорный архив ПГУ им М.В. Ломоносова (далее ФА ПГУ). П 371. Оп. 3. С. 8; ЕфикенкоП.С. Материалы с этнографии русского населения Архангельской губернии. М., 1877 С. 102

13 ФА ПГУ. П. 382. Он. 3. С 21

14 ФА ПГУ. П. 382. Оп. 3. С 20

15 Ефименко ПС. Указ. соч. С 110

16 Там же. С. 110

17 ФА ПГУ. П. 385. Оп. 3 Л 32

18 ФА ПГУ. П. 382. Оп. 3 Л 3; П. 334. Оп. 3. Л. 47.

19 Вельские свадебные обряды и приметы // Этнографический сборник. Вып. 5. 1862. С. 19.

20 Там же. С. 20

21 ФА ПГУ. П. 400. Оп. 3 Л 24

22 Материалы фольклорных экспедиций РГГУ в Каргопольский район // Живая старина. 1 995. № 2. С. 59

23 Там же.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет