Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Народные культуры Европейского Севера. Республиканская научная конференция (Архангельск, 15?17 октября 2007 года) / Отв. ред. Н.В. Дранникова. Архангельск: Поморский университет, 2008.

« вернуться к оглавлению

Климов А.И. Нёнокский фамилиевед (материалы экспедиции 1998 г. в с. Нёнокса)

Бывает такое в экспедиционной работе – запишешь воспоминания у какого-нибудь местного жителя и долго, порой лет десять, держишь их «в столе». Либо смущает что-то в рассказе своей нелогичностью, либо информация может кого-то обидеть. Так и эта аудиокассета, содержащая интервью с нёнокшанином Николаем Александровичем Феликсовым, записанная ещё 18 января 1998 года в его родовом доме, ждала своего часа. Прошло семь лет, прежде чем появилось понимание того, что же всё-таки означает этот полуторачасовой материал, о чём он свидетельствует, чем он может быть интересен в краеведении. Но сначала скажем несколько слов о Н.А. Феликсове.

Родился Николай Александрович 9 апреля 1946 года. Всё время жил в Нёноксе, даже службу в армии проходил на родной земле. Род по линии отца – Феликсовы, а по матери – Железниковы и Скребцовы. Закончил восемь классов Нёнокской начальной школы в 1960 году. Больше нигде не учился. Всё остальное время работал в Нёноксе и в 1998 году его трудовой стаж составлял 35,5 лет. Прозвище в селе – Согрин.

Николай Александрович пояснил, что с детства любил слушать своего дедушку по отцовской линии – Николая Алексеевича Феликсова. Дед служил в Семёновском полку, любил и знал историю села. Умер он в 1960 году. Оказалось, что автор уже встречался с именем Николая Алексеевича, работая с «Архивом уполномоченного по делам религии при СНК СССР» в 1997 году. Феликсов был членом церковного совета с. Нёноксы ещё в 1945 году. Существует «Анкета на члена церковного совета Феликсова Николая Алексеевича» от 1946 года, из которой мною сделана только одна выписка: «1879 год рождения, рабочий колхоза». Получилось, что Николай Феликсов сохранил в своей памяти рассказы старожилов села, родившихся в конце XIX века.

Далее приводим расшифровку аудиокассеты, где записан наш разговор с Николаем Александровичем Феликсовым. Я, Феликсов Николай Александрович, прожил в Нёноксе всю жизнь. Детство моё прошло здесь. Время было в пятидесятые годы тяжёлое. Мать с отцом… мать работала всю жизнь в колхозе, отец в рыбкоопе… перебивались, нищета была. Вот. В школу тоже ходили всяко… Подошло время – пошли работать. Раньше заканчивали 7–8 классов: кто в ГПТУ, кто пошёл работать так.

Выручил всех работой полигон Нёнокский, когда он строился. Он большую работу дал здесь. Все люди, у которых хорошие автобиографии, все были там. И вот дорабатывали до пенсии. А кто уж истинные труженики да колхозники-то были, совхозники, они уж никуда не рвались, никуда. Все работали и дорабатывали здесь до конца, до пенсии и уходили на тот свет. Некоторые даже подумать не могли изменить колхозу или совхозу – сейчас таких людей нет. Но они свой крестьянский труд, уход за лугом, за пожнями, за лесом… Таких уже людей нет! Это было всё – обращались по-хозяйски. Очищали, стога сена делали уж аккуратно, ювелирно всё. Сено было доброкачественное. Сейчас посмотришь – так глядеть неохота, всё изуродовано, всё запущено, везде проволока. Коровы режутся, в царапинах. Посмотришь, так это… До чего мы докатились!

А.К. Приходилось, Николай, выезжать из Нёноксы надолго?

Н.Ф. Нет! Всё здесь.

А.К. Школа была закончена?

Н.Ф. Всё здесь.

А.К. Пожалуйста, теперь расскажи о фамилиях. Получается, что ты опросил местных стариков о фамилиях, об истории родов нёнокских. Расскажи, какая картина у тебя получается без учёта письменных источников.

Н.Ф. Картина получается такая… У меня сложилось впечатление, что Нёнокса играла роль порта для Архангельска. А в порту оседали все – все фамилии, по обстоятельствам и по событиям в Нёноксе. С Яреньгиных начнём. Яреньгины – шведы. Туда ещё барон попал.

А.К. Здесь, пожалуйста, поподробнее. Раз до барона дело дошло. Что помнится?

Н.Ф. Такое предание есть, что Яреньгин-барон за междуусобицею был отправлен, и до того они шли, попадали сюда – и дошли до Нёноксы. И второе ещё есть: события с викингами. Викинги здесь были. Как-то что-то получилось. Яреньгины не отрицают, что они шведы.

А.К. То есть, Яреньгины, если их сегодня спросить, то они скажут, что убеждены, что они шведских корней?

Н.Ф. Да.

А.К. Интересно.

Н.Ф. Мудьюгины – норвежцы. Они говорят, что они норвежцы. Но как сюда фамилия попала – никаких уже следов нет, никаких.

А.К. Общее предание.

Н.Ф. Да.

А.К. А другие фамилии?

Н.Ф. Коковины попали из Кеми сюда. А Кемь выселяли очень интересно. Было ведь это после Петра Первого. Они с Кеми. Они карелы. Но так они хорошо взялись здесь за солеварни. Здорово дело-то крутилось!

А.К. Коковины внешне походили на карел? Карелы ведь финно-угорская группа.

Н.Ф. Нет. По-моему, перемешалось всё. Разные все. Но они оттуда. Ещё, когда у них мореплавание было по Белому морю, интересно, они с Керети бабку привезли. Прозвище есть – керетские.

А.К. Два прозвища у рода?

Н.Ф. Перемешано всё. Перевод фамилии Коковины: будьте здоровы, здоровы ли вы. Каковы вы?

А.К. А другие ещё фамилии?

Н.Ф. Непытаевы. Чувашская фамилия. Не пытать, не говорить, не рассказывать. Непытай должно быть, но по-нёнокски Непытаевы стали, возможно, изменение есть. История рода-прозвища: Волковы, Комисаровы, Баронский. Почему Баронский? Здесь при шторме на побережье против Нёноксы было выброшено судно. Из Непытаевых люди всех убили и забрали все деньги. И вот построили этот дом. Это действительно такое предание есть. Даже на окладную дома мачту взяли. И сейчас в этом доме всё не так идёт и всегда всё кувыркалось.

А.К. Тем не менее, есть непытаевская часть кладбища родового.

Н.Ф. Есть. Неплохо тоже жили. Да, Шестыгин ещё прозвище. Предок родился – шесть пальцев на ногах и на руках. Четвёртое прозвище рода Непытаевых. Предок широкий в плечах был. И ходил босыми ногами по озёрам, по лесам. Сапоги сам себе шил, потому что большие широкие ноги. Двести лет тому назад за речку первый ихний дом сюда перешёл. Это когда Нёнокса была с солеварнями на другой стороне речки. И в речку заходили суда и на большой воде они грузились. И вот когда с солеварнями стало хуже и хуже – они первыми перешли сюда. А называлось (место – А.К.) когда-то Никольщина. Почему называлось Никольщина – были Никольской церкви поля. Потом поля отошли дальше, а в этом месте дома пошли двести лет назад. Моста не было. Затем уже и мост сделали. Деревня стала расширяться, а потом следующие дома 170 лет назад, 100 лет назад и потихоньку-потихоньку эту Заречку стали осваивать.

Род Железниковых идёт по преданию с Урала. Был сюда послан или выселен с Демидовских заводов как инженер по клёпке чренов. Клёпка, вероятно, была диковинна здесь. В общем, работа по солеварням, по железу. Чрены делать, в которых кипятили соль. Мужик крутоватый оказался, по-современному, стал нёнокшан прижимать. Его несколько раз предупредили, мол, прекрати, иначе – этого… убьём, сожгём. Так они и сделали. Имена Железниковых уже не помню, не могу сказать. Был убит этот Железников. Дом его двухэтажный сожжён. Это где сейчас пекарня «Дока». Три или четыре сына было у него. Один сын ушёл в Заречку. Колодец его остался – Абрамов. Абрам, Апполон, Иван – были имена. Мужички упрямые, упорные были – надо отметить. Железников такой Николай был: на Двине обоз шёл, нёнокский обоз шёл, и обозу не уступили дорогу. И вот началась драка. Тут пару нёнокских мужичков ударили, а Николай топор схватил и пару других мужичков уложил. И двинской обоз дорогу нёнокскому обозу уступил. Интересный факт.

Ещё можно отметить такую черту. Был брат с сестрой, в общем, высокие, широкие в плечах. Брёвна в лесу заготовляли, дак на плечах бревно выносили, лошади на подготовленную дорогу, на росстань. Люди были сильные. В данное время бревно никто вынести не сможет. Люди сейчас слабые. Были рослые, сильные люди.

Трапезниковы – с Соловков, по преданию. Какому-то предку там были выжжены глаза. За что-то, как-то. Но род и фамилия относятся к рыбе. У них были тони, как скупленные, всё связано с рыбой. Кличка отсюда Сигины. Ценные породы рыбы вывозились в Архангельск. Торговля рыбой. Вывозилось в Москву, в Петербург. Можно отметить, что Фёдор Михайлович (так!), царь, делал им налоговые скидки.

Ермолины – польские князья. Так по преданию, были выселены в Мезень. Из Мезени в Нёноксу. С ретивыми характерами, надо подметить. Свои нравы в каждой фамилии, что-то своё есть. Это ещё кое-где осталось. Упорные.

Киприяновы – они с Кубани. Оттуда за восстание вывезены сюда. Девятнадцатый век. Характер мягкий. Сейчас перемешались с другими родами, стали с хитрецой. Но ещё немного их осталось.

Тячкины – ближе к церковному роду. Когда-то в старину Феликсовы, Коковины, Яреньгины, Тячкины эту всю деревню в руках держали. Что они хотели, то и делали, всем управляли. Тячкинэ – была фамилия. Из финнов. Но в каждой фамилии идёт изменение. Советская власть в фамилиях стёрла произношение, но и в старину стиралось. По времени. Как удобнее произносить.

Более молодой род Костяевых. Сюда они попали из охранников, когда здесь небольшая зона была. Фамилия вологодская, с 1917 года.

Очень древний род Кологриевы, Кологривовы.

А.К. Но здесь нам Ю.М. Шульман много подсказал, его книга.

Н.Ф. Но я и до книги знал, что они татары-степняки. По догадкам. По овалу лица. Предание было одно – нерусские. За характер, за упрямство.

Путиловы – выселены сюда с Петербурга до революции. Не знаю за что. Эта фамилия в Нёноксе уже пошла на вымирание. Мягкохарактерные люди. Чёрных лис здесь выращивали до войны, до 1941 года, и Путилов (один из них) этим занимался. Но чем-то примечательным род не отличался.

Мусниковы – переводится фамилия «мельник», белорусская фамилия. Как они сюда попали – даже не знаю. Их немного, не старый род.

Скребцовы – из замка из какого-то. Мастера кирпичных и каменных дел. Этот род попал от Яны Полячки, такой царский род. Горшки кубовые научили из глины делать и кирпичи. Именно из английского замка попали в Петербургский род. Когда Яна Полячка отошла в сторону, род был выселен сюда: в Нёноксу один брат, а другой в Казахстан. Вероятно, имеют польские корни. Один из Скребцовых был на «Авроре». Дом шёл под раскулачивание (дом стоит рядом с моим), но как он революцию делал, то дом не раскулачили.

Суровцевы. Был граф медицинской службы. По преданию, с него всё началось. Думаю, это с русско-турецкой войны всё тянется. Так-то у них здесь небольшая распространённость. Это где-то с 1800-х годов. По преданию, он сюда был сослан. Заведовал Варшавским госпиталем. Фигуры-то какие! Вроде бы была его фотография в мундире.

Дерягины. Фамилия переводится «гнать дёготь». Вологодская. Более упорные, строптивые. Дерягин Николай Иванович был, так всё с советской властью ругался, всё хотел справедливости. Не мог смириться.

Турковы. Вологодские казаки. Прослеживается характер. Происхождение фамилии неизвестно. Турков Алексей Иванович многое сделал для Нёноксы.

В разговоре с Н.А.Феликсовым прозвучало и несколько преданий о соседних деревнях и местных географических объектах.

Солза

Жители деревни Солза – «солзяне». Сильно отличаются от Сюзьмы. Более дружные в отношениях друг с другом, более мягкие по характеру. Может быть, ловля на берегу моря объединяла. Сюземцев звали «каймашники», то есть что-то относящееся к обуви. А солзян называли «кайваки» (рыбка, местное название бычков).

Солза была сначала на другом берегу реки. Марфа Посадница деревню наказала, сожгла. Жители то девку из дружины Марфы поволокли, то скотину, грабить стали. Им отпор дали, стычка произошла. И они, солзяне, в наказание были направлены на новое, менее благоприятное место, в пески. Первично Солза стояла на берегу моря. Год не известен, но Марфа Посадница была здесь 6 июля. Есть такое местное поверье – 6 июля начинать собирать морошку в честь неё. Это когда всё нормально идёт, без заморозков. Этот день какой-то праздничный, церковный.

Сюзьма и Нёнокса

Если замуж девку отдавали в Сюзьму – это было наказание. За провинность, за ретивый характер или с отцом-матерью не ладила. Там сложнее было прижиться. Если в Солзу – то это легче. Но всё-равно для нёнокских женщин было лучше остаться дома, потому что мы все здесь двоюродные и троюродные. Но с соседними сёлами были отношения натянутые.

Откуда Сюзьма пошла

По преданию монах Антоний спустился с Солозера по реке Сюзьме до Белого моря, поэтому поселение раньше называлось Антоновкой. Начиналось оно с первой избы на дальних лугах. А вот почему Сюзьма – неизвестно. Характер сюзьмачей: они были более задиристые. Фамилия Сметанины – белорусы. Копалины, Майзеровы, Бурых, Черных. Евреи были из Сибири высланы туда в прошлом (XIX в. – А.К.) веке.

Куртяево

Гора на самом высоком месте в Куртяеве называлась Медведок (рядом ручей Медвежий. – А.К.). Там, где сейчас карьер.

Река Угна

По преданию, было на Угне ненецкое племя. И Заднее озеро было побольше, и Угна поглубже. У вождя племени дочка утонула, её звали Угна.

Круглец

Есть такое название. Люди ходят, ходят по кругу, из леса выйти не могут. Это «за глазовиной», за глазами, за горами, по-нашему – за «12-й точкой». Там пожня и там есть такое место. Там раньше почему-то было очень много змей – гадюки. Здесь были маленькие, а там – большие. Мой дед, Железников Иван Тихонович, два метра змею принёс и в расщеп положил. Потом вороны клевали. Нисколько не вру. Он и от пожни отказался. Было очень жаркое лето, и змей было, как усыпано.

Исток

У Среднего озера есть Исток. Так у истока тоже две солеварни стояло небольших. Эта соль шла контрабандой, неучтённая, без налогов. Два бревна ещё лежат. Пробовал топором окладные – крепкие!

Пикалёво, Гаврилово, Верховское озера и Салозеро

Так было оно 1668 год начало, окончилось 1675 год. Восстание было подавлено на Соловках. Кровью и всяко. Те люди, которые остались в живых – они в Нёноксу ушли на карбасах, успели, со связным-нёнокшанином, и отвели их на Пикалёво озеро. Пикалёво озеро названо в честь офицера ихнево – Пикалёва. Там была целая деревня, даже была часовенка своя. Поля, рыба, ягоды, птица – в силки ловили. Принято было в силки ловить из конского волоса. И даже скот был: лошади, коровы.

На Гаврилове озере тоже жили. Те, кто от 25-летней службы скрывался. Был там Гаврилов, ясно, что не один. Были разработаны пожни. А глубже на материк хуже трава растёт. И, кстати, наши старухи позже ходили на эти заброшенные пожни за диким чесноком и луком с корзинами. Сейчас мало осталось этих лугов и полей.

На Верховских озёрах скрывались те, кто бежал от монастырей. На четвертом озере, тут и Круглое озеро рядом, было поселение – становище. Там люди жили. В наши времена находили иконы по избам на Верховских озёрах.

На Салозере были солеварни. Санями возили соль до Куртяева, а дальше на лодках. Морозко (кличка. – А.К.), это из Феликсова рода, он как связной был в гражданскую войну. Там немного люди скрывались от войны: не белые, не красные.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет