Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Народные культуры Европейского Севера. Республиканская научная конференция (Архангельск, 15?17 октября 2007 года) / Отв. ред. Н.В. Дранникова. Архангельск: Поморский университет, 2008.

« вернуться к оглавлению

Разумова И.А. "Аборигены" и "мигранты": проблемы аккультурации и культурной дистанции коренного и городского населения Крайнего Севера [1]

Всякое межкультурное взаимодействие сопровождается феноменом культурной дистанции. Различное отношение к "другим" порождает различные варианты межкультурной коммуникации. "Инаковость" другого "на одном полюсе оценочной шкалы становится "чужой", "враждебной", а на другом - "любопытной", "экзотической", но в любом случае представитель иного этноса в описаниях предстает носителем, как минимум, неприемлемой социокультурной традиции" [2]. Межкультурной коммуникации внутренне присуща проблематичность в силу наличия определённого "разрыва" в символических системах коллективных субъектов общения. Этот "разрыв" можно называть культурной дистанцией. Впервые феномен культурной дистанции был описан А. Фэрнхемом и С. Бочнером [3], и в дальнейшем преимущественно изучался различными исследователями в связи с феноменом "культурного шока", испытываемого при попадании людей в инокультурную среду. Но культурную дистанцию можно рассматривать и шире. Ее можно определить как расстояние между культурами, детерминируемое а) объективными различиями культур, б) восприятием этих различий субъектами коммуникации, в) стратегиями взаимодействия, которые избраны данными субъектами. Эти стратегии могут быть направлены либо на преодоление, либо на закрепление имеющейся культурной дистанции [4].

Этническая адаптация проживающих в непосредственном соседстве групп предполагает определенный уровень межэтнических коммуникаций, взаимовлияние элементов этнических культур, а также динамику знаний и представлений друг о друге. Она всегда имеет свою технологию, направленность и включает различные аспекты: это может быть восприятие образа жизни коренного населения в целом или каких-либо его элементов, усвоение определенных культурных и исторических знаний другого этноса, его языка и т.д. Однако возможен и обратный, дивергентный, процесс, а именно: игнорирование культурного опыта автохтонного населения и дистанцирование от него. Этот процесс имеет свое обоснование и наблюдается в ситуациях, когда "принимающая" группа составляет этническое меньшинство. Такой способ сосуществования выявляется при помощи соответствующих индикаторов. При этом важную роль в анализе межкультурных, а значит, и межэтнических контактов играет понимание мотиваций агентов, вступающих в контакт, и изменения этих мотиваций в результате контакта.

Мурманская область - это единственное место в России, где проживают саамы - автохтонное население Кольского Севера. По материалам последней Всероссийской переписи населения, численность коренного саамского населения составляет около двух тысяч человек. Местами традиционного проживания саамов являются район северо-запада Кольского полуострова и северо-восточные территории, прилегающие к границам с Финляндией и Норвегией. Помимо Кольского полуострова, саамы проживают также в северных районах Финляндии, в Швеции и Норвегии. Приоритетные задачи индустриального строительства, освоения природных богатств Кольского края в советский период определили курс экономического развития и обусловили изменения жизненного уклада и территориальные перемещения групп коренного населения. В послевоенные годы вследствие решения пограничных вопросов около четверти всех российских саамов оказались на территории Финляндии и Норвегии. В 1950-е годы саамы, переселившиеся в крупные населенные пункты в результате укрупнения хозяйств, оказались там в меньшинстве, большинство составляли "пришлые", мигранты, представители других этносов. "В результате произошла трансформация структуры традиционного хозяйства и разрушилась традиционная система взаимосвязей между отдельными компонентами социальной структуры, экономики и культуры саамского сообщества" [5]. С самого начала мигранты, поселившиеся в малых индустриальных городах, в значительной мере территориально оказались отгорожены от автохтонного населения. Межэтнические контакты русских с саамами, исконно проживающими в небольших населенных пунктах, оказались редкими.

Рост этнического самосознания саамов в постсоветский период, активизация деятельности общественных саамских организаций, специфический статус этноса как "коренного малочисленного" (этот статус связан со свойством уникальности), на первый взгляд, должны были сказаться на представлениях некоренного большинства об автохтонах и на отношении к ним. Отчасти для того, чтобы прояснить ситуацию, было предпринято исследование, объектом явились а) переселенцы, прожившие в городах Кольского полуострова разное число лет (от 5 до 25), и прямые потомки мигрантов - уроженцы Крайнего Севера, носители урбанистической культуры в ее российском варианте. Целью исследования было выявление знаний и представлений горожан о коренном населении региона, источников этих знаний и их соответствия этнографической реальности.

Чем больше реальных знаний об этнической культуре, тем вариативнее и разнообразнее должны быть этнические экстраобразы, и, наоборот, чем таких знаний меньше, тем больше образы сводятся к формулировке элементарных стереотипов. Стереотипизация образов свидетельствует о недостаточной адаптированности этнических сообществ друг к другу - такова гипотеза, которая должна быть проверена на основе еще не одного исследования с использованием различных методов. В нашем случае применялись, во-первых, полуформализованное интервью (25) и, во-вторых, анкетный опрос (80), которые проводились среди жителей города Апатиты (преимущественно), а также городов Кировск, Кандалакша, Снежногорск Мурманской области. Далее представим основные результаты исследования.

Большинство опрошенных полагают, что коренное население Мурманской области более адаптировано к северным природно-климатическим условиям, поскольку эти условия для аборигенов естественные. При этом, согласно точке зрения респондентов, переселенцы в большей степени развивали и развивают инфраструктуру региона, а саамы более близки к природе и не совсем приспособлены для жизни в городских условиях. Почти все респонденты-мигранты указали, что не использовали адаптационный опыт коренного населения и полагают, что это возможно лишь при условии совместного проживания в одном населенном пункте.

Проведение исследования предполагало изучение историко-этнографических знаний горожан об автохтонном населении: о его этнической территории, языке, элементах производственно-материальной, соционормативной и гуманитарной культуры, фактах этнической истории. Знания обнаружили определенную фрагментарность и частичное соответствие этнографической реальности. Кроме того, их объем и содержание варьируют в очень широком диапазоне у разных респондентов.

В большей степени соответствуют этнографической действительности представления переселенцев о местах проживания и традиционных занятиях Кольских саамов: практически все участники опроса назвали оленеводство и рыболовство. Помимо основных занятий, респонденты указали на ряд подсобных промыслов. В отношении же названий и особенностей традиционной саамской одежды ответы были обобщенными: "меховая одежда" и "одежда из шкур оленей", малица (единичное упоминание). Респонденты обозначили, что жилищем саамов является чум, юрта или дом. Только несколько человек знали, что традиционными жилищами саамов являются вежа, тупа (пырт) и кувакса. Схожи знания мигрантов о традиционной пище саамов: респонденты отмечали, что это, прежде всего, оленина, рыба, северные ягоды. Чуть меньше половины принявших участие в интервью полагают, что традиционное питание коренного населения рационально, поскольку его основу составляют натуральные, полезные продукты животного и растительного происхождения. Остальные придерживаются противоположной позиции и считают более рациональным питание приезжих жителей, так как продукты питания в ежедневном меню горожан более разнообразны. Многие считают питание саамов скудным, что, по их мнению, влечет за собой, во-первых, низкую продолжительность жизни представителей аборигенного населения и, во-вторых, распространенность различных заболеваний вследствие недостатка потребляемых витаминов. Горожане отмечали, что готовят северные продукты (оленину, рыбу) по-своему и не знают, каким образом это делают коренные жители. Меньше всего приезжие знакомы с бытовыми практиками саамов. В целом, утверждения мигрантов свидетельствуют не о знании реальных практик, а, скорее, воспроизводят стереотипы, касающиеся "связи с природой" коренных жителей.

В ходе исследования удалось выявить также основные признаки, которые, по мнению информантов, свойственны коренному населению. Характеризуя внешний облик саамов, респонденты указали на следующие черты (в порядке убывания): узкий разрез глаз, невысокий рост, круглое лицо, коренастые, темные волосы, смуглые. В единичных случаях участники исследования отметили некоторые другие свойства, подчеркнув при этом, что саамы походят на чукчей или якутов. Многие опрошенные полагают, что саамы и лопари - это разные народы. Одна из точек зрения: "лопари" - это название коренных жителей Кольского Севера, а "саамы" живут на территории Финляндии. Большинство респондентов все же знают, что саамы и лопари - это разные названия одного и того же этноса, однако отвечали они с большой долей сомнения. Основной ассоциативный ряд со словом "саамы" весьма устойчив: "олени", "коренной народ севера", "оленьи шкуры", "близость к природе". Добавляются также "холод", "зима", "тундра", "север", "праздник Севера", "жизнь в некомфортных условиях". Несколько участников интервью - все учителя - отметили также личные качества представителей саамского этноса: неумение лгать, простодушие, щедрость души. В целом, на основании полученных сведений, можно составить следующий этнический образ саамов в представлениях мигрантов. Саам - это коренной житель севера, низкого роста, с узким разрезом глаз, близкий к природе, простодушный, щедрый, живущий среди оленей.

Поскольку большинство опрошенных никогда не взаимодействовали с представителями саамского этноса, их знания об автохтонах черпаются, прежде всего, из вторичных источников, чаще всего из средств массовой информации: телевидения, газет, реже - из книг, лекций, экскурсий в места непосредственного проживания саамов (село Ловозеро). Ответственность за свою неосведомленность респонденты возлагают, прежде всего, на институт СМИ. Хотя многие замечали, что знания об автохтонах им нужны, это утверждение следует признать риторическим, поскольку фактически никто не стремится эти знания получить. Вместе с тем все без исключения респонденты утверждают, что саамскую культуру и саамские традиции необходимо сохранять. Однако сохранение традиций в большинстве случаев декларируется как норма. Вместо ответа на вопрос, зачем это нужно, респонденты фактически повторяют формулу, что каждый народ должен сохранять свои традиции. В нескольких случаях присутствует иное, уточняющее, объяснение: сохранять саамские традиции необходимо, поскольку это коренной малочисленный этнос.

Можно заключить, что знания и представления городского большинства об автохтонном населении края согласуются с этническими стереотипами, касающимися некоего условного "народа Севера". Такие представления редко складываются в результате межэтнических контактов. Результаты исследования свидетельствуют о культурной дистанцированности горожан от коренных жителей края. Можно предположить, что мы наблюдаем своего рода естественную этнокультурную сегрегацию, характерную, в частности, для регионов, подвергшихся "экстремальной" урбанизации в советский период. Не случайно респонденты не считают необходимым использовать знания и опыт коренных жителей, а сохранение саамских традиций связывают с культурными потребностями только самого автохтонного населения.

Сноски

  1. Статья написана по результатам исследования, выполненного в 2007 г. по проекту "Современные локальные сообщества Кольского Севера на этапе трансформаций Российского общества: социокультурные факторы стабилизации" в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН "Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям".
  2. Титов В.Н. Межкультурная коммуникация как фактор адаптации иммигрантов к городской среде // Общественные науки и современность. 2003. №6. С.133
  3. Фэрнхем А., Бочнер С. Психология длительного пребывания, перевод Шолохов И. Режим доступа:http:www.rl_online.ru/archives/2001/2/2001_02-136.htm
  4. Исследование по данному вопросу выполнено в 2007 г. на кафедре философии и социологии Колького филиала Петрозаводского государственного университета (г. Апатиты) Е. Шаровой. См.: Шарова Е. Социальное пространство межкультурной коммуникации: участники взаимодействия // Региональное сообщество в период социальных трансформаций: Кольский Север, начало XXI в. Апатиты: КНЦ РАН (в печати).
  5. Гуцол Н.Н., Виноградова С.Н., Саморукова А.Г. Исторические условия и социально-экономические последствия переселений Кольских саамов в советский период (на примере трех саамских погостов) / Человек в социокультурном пространстве: Европейский Север России. Апатиты: Изд-во Кольского научного центра РАН. 2005. С. 98.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет