Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Статьи / Т.Г. Иванова (Санкт-Петербург) "Халява, ловись!"(современный студенческий фольклор) // Живая старина. 2004. N 3. С. 38-40. // Петербург в мировой культуре: Сборник статей. СПб., 2005.

В декабре 2002 г. в рамках заключительных лекций по курсу русского фольклора для студентов-второкурсников исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета я предложила учащимся собрать сведения по обряду ловли Халявы, о котором мне довелось услышать примерно три года тому назад. Студенты откликнулись на это задание с большим интересом и вскоре принесли свои работы, выполненные в форме исследований-рефератов (с собственными заключениями) и в виде репортажей от своих товарищей. Собранный материал отражает студенческую жизнь разных вузов Петербурга (гуманитарные и технические факультеты Петербургского университета, Российский государственный педагогический университет им.А.И.Герцена, Политехнический университет, Технологический университет, Западно-Сибирская академия государственной службы и др.), а также Москвы, Нижнего Новгорода, Красноярска, Волгограда, Омска, Смоленска и других городов России (связь с последними была установлена посредством одного из сайтов Internet и индивидуальных писем иногородним друзьям по электронной почте). Особо ценный материал был собран Виктором Бабичем, Юлией Ероменко, Ксенией Котовой, Екатериной Полянской, Екатериной Сорокиной, Анной Харатян, а также Юлией Демченко, Татьяной Иванченковой, Дмитрием Ивковым, Айшат Идиговой, Вероникой Каминской, Алексеем Нестеровым, Светланой Рощиненко и др. Прошу считать студентов соавторами данной работы.
Прагматической задачей обряда ловли Халявы является обеспечение магическими средствами успешной сдачи экзаменов. Собранные материалы позволяют выделить две версии данного обряда: ритуалы индивидуального и коллективного характера. Первая версия является определяющей. Суть обряда может быть продемонстрирована следующей записью:В полночь (можно и немного позже) выглянуть в окно и прокричать:"Халява, ловись!". Более развернутый вариант:В полночь перед экзаменом открыть окно, высунуться вместе с открытой на нужной странице зачеткой и прокричать:"Халява, ловись!" "Поймать" Халяву (сделать "ловительный" жест рукой) и захлопнуть зачетку. Ни в коем случае не открывать зачетку до экзамена. Лучше всего, если ее откроет экзаменатор.
Данная версия обряда по разным записям имеет различные варианты, свидетельствующие о том, что основные структурные элементы современного студенческого ритуала строятся на традиционных архетипах, которые определяют общение человека с представителем иного мира. Так, место проведения обряда связано с мифологическими локусами, маркирующими канал связи между нашим и иным миром (окно, форточка, крыша; в современных условиях - балкон). Время определяется представлением о размытости границ между мирами в определенные периоды: в полночь перед экзаменом; в полночь или немножко позже; в новогоднюю ночь в 12 часов во время боя курантов. Обстоятельства, детализирующие обряд, также архетипически узнаваемы: в одиночестве - "чтобы рядом никого не было"; в темноте - "потушить свет"; будучи обнаженным - "раздеться, намазать хотя бы часть волос чем-нибудь липким, посыпать пухом"; с элементами жертвоприношения - "выкинуть в окошко мелкие деньги".
По разным записям варьируется заклинательная формула императивного характера, призывающая Халяву: "Халява!"; "Халява, ловись"; "Ловись, Халява, ловись!"; "Халява, ловись, большая и маленькая"; "Ловись, Халява, большая и маленькая!" (явная рефлексия сказочной формулы "Ловись, рыбка, большая и маленькая!"); "Халява, залетай!"; "Халява, приди!"; "Халява, заходи!"; "Халява, помоги!" Формула в отдельных случаях призносится трижды или пять раз. В нескольких записях вместо Халявы призывается Шара: "Шара, приди!"
В абсолютном соответствии с традиционной обрядовой культурой чрезвычайно важной оказывается интонация, с которой произносится данная формула: это или шепот ("тихонько сказать"), или крик ("чем больше народу при этом разбудишь своим криком, тем лучше"). В одной из записей встретилась также рефлексия петушиного кукареканья ("три раза прокукарекать").
Чрезвычайно важным оказывается акционально-предметный план обряда. Высунув зачетку в окно, ее открывают на той странице, куда должна быть поставлена оценка предстоящего экзамена; зачеткой машут за окном; дуют на нее; крошат хлеб ("приманка для голодной Халявы"); кидают за окно банку пива; банку с водой. Поймав Халяву в зачетку, студенты производят действия, направленные на ее сохранение: зачетку первязывают веревкой ("любой, но именно веревкой!"); по некоторым сведениям, перевязать надо обязательно крест-накрест; иногда для того, чтобы Халява не вылетела, используют резинку (но ни в коем случае нельзя заклеивать зачетку скотчем, иначе Халява обидится и улетит). Для тех же целей зачетку заворачивают в одеяло или платок. На ночь зачетку кладут в сумку; в полиэтиленовый пакет; в карман той одежды, в которой пойдешь на экзамен; под подушку - вместе с учебником; в холодильник, причем желательно рядом с сыром ("халява его любит"); между сыром и колбасой; на блюдечко "с чем-нибудь вкусным"; "насыпать внутрь зачетки немножко сахара - подсластить"; в морозилку холодильника. Зафиксирован и другой вариант, явно навеянный образом линдгреновского Карлсона и его любовью к варенью: зачетку кладут на стол в раскрытом виде рядом с вареньем ("Халява голодна, сама придет"). Актуальным оказывается и мотив связи Халявы с деньгами: Ровно в полночь открой окно, положи на подоконник зачетку, запихни внутрь нее деньги (лучше побольше) и сиди тихо, мысленно повторяя:"Халява, сюда, сюда..." С двенадцатым ударом часов резко захлопни зачетку и перевяжи ее нитками.
Во время экзамена зачетку должен непременно открыть сам преподаватель, при этом, когда преподаватель будет открывать зачетку, необходимо шепотом сказать "Халява, вылетай!" ("и выйдет Халява из зачетки, и нападет на препода (преподавателя.- Т.И.), и он, напуганный, поставит 5").
При удачной сдаче экзамена студенты благодарят Халяву:"Спасибо, Халява!". При неудачном исходе ее ни в коем случае нельзя ругать. Неудучу пытаются объяснить нарушением обрядовых правил. Так, ни в коем случае нельзя готовиться к экзамену в последний день перед ним ("если студент готовится в день накануне экзамена и пытается провести этот обряд, результаты будут весьма плачевны"). В другой записи провал объясняется следующим образом:"Если студент потерпел неудачу на экзамене, говорят, что он кричал недостаточно громко или захлопнул зачетную книжку слишком рано, так что Халява не успела влететь туда".
Версия индивидуального вызывания Халявы имеет и иные редакции, существенно отличающиеся от описанной выше. Так, обряд может проводиться не дома, а непосредственно в вузовской аудитории. В таком случае, естественно, меняется время исполнения обряда:"В день накануне экзамена в той аудитории, где экзамен будет проводиться, нужно высунуться в окно, держа в руке открытую зачетку, при этом три раза прокричать "Халява, ловись!" После этого закрыть зачетку и не открывать до экзамена".
С локусом вуза связана и другая редакция обряда:"Идешь по университету с раскрытой зачеткой (опять же, на нужной странице). Как можно громче кричишь:"Оп, поймала!" Закрываешь зачетку. Входишь в аудиторию, ждешь когда закроют все окна и двери, чтобы Халява не вылетела. Открыть зачетку должен только преподаватель".
Наконец, обряд может быть проведен и в других местах. В одной из записей читаем:Метод "шара" или "тарапулька". Надо открыть зачетку на нужной странице и хлопать ею до тех пор, пока не почувствуешь, что Халява попалась. Время действия: до бесконечности, пока не надоест. Место действия: где угодно (в метро, дома, на улице - везде, где летает Халява).
Помимо версии с индивидуальным вызыванием Халявы, зафиксированы и обряды коллективного характера. Как правило, коллективный обряд совершается в общежитиях и чаще всего в закрытых военно-учебных заведениях. В одном из наших источников читаем следующее описание обряда, исполнявшегося в Военно-морском институте радиоэлектроники им.Попова:В ночь перед экзаменом по философии <...> изрядно подвыпившие курсанты решили коллективно ловить Халяву. Но, посовещавшись, решили, что философия - предмет не нормальный, поэтому и ловить Халяву надо по-особенному. Высыпав 15 зачеток в пододеяльник и взявшись за его концы, они стали бегать по жилому корпусу с криками:"Халява, ловись!", пока их не прогнал дежурный офицер>>. Об устойчивости данной версии обряда свидетельствует такое замечание студента-собирателя:"Такие случаи были отмечены всего три раза: в 1999 г. (зима) и в 2000 г. (два раза зимой)". Сравни другие варианты коллективной версии обряда ловли Халявы: Зачетки всего курса военного училища накануне экзамена собирают в один пододеяльник, и толпой "тихо" бегают с пододеяльником по коридору вполголоса шепча "Халява, ловись!" Пробежав весь маршрут (свой в каждом училище) три раза, разбирают зачетки, расходятся и ждут Халяву; "Курсанты Военмеха, размахивая зачетками, прыгают ночью по крыше корпуса".
Еще одна редакция коллективной ловли Халявы связана с актуализацией эротического начала, свойственного многим традиционным русским обрядам. В общежитии Государственного университета аэрокосмического приборостроения юноши и девушки, "будучи в состоянии сильного подпития, решили поймать Халяву, причем у них родилась идея, что успех предприятия пропорционален степени раздевания того человека, который ловит Халяву; а раз они ловили Халяву коллективно, то и раздеваться им предстояло коллективно".
В связи с описанным обрядом встает несколько вопросов. Первый из них - степень распространенности ритуала в среде современного студенчества. По нашим сведениям, обряд известен отнюдь не всем студентам. Так, моему собственному сыну, студенту 6-го курса Политехнического университета, образ Халявы неизвестен. Одна из моих студенток, собравшая довольно интересный материал, свой реферат начала следующим образом:"До декабря 2002 г. (то есть до моей лекции по современному фольклору. - Т.И.) мне ничего не было известно о существовании этого обряда". В студенческих работах зафиксированы следующие ответы их информантов:"Лично я впервые слышу эту историю про Халяву. Это забавно. Но у нас этим, насколько я знаю, никто не занимается"; "Самое лучшее перед экзаменом - подготовиться основательно. А про Халяву я ничего не слышал".
Но тем не менее более типичны ответы иного содержания:"Я сама часто ловлю Халаву"; "У нас только этим и занимаются". Иногда демонстрируется принципиально ироничное отношение к обряду:"У нас Халяву ловили где-то на первых курсах, да и то только девчонки". Материал позволяет также сделать вывод, что Халява - в основном студенческий образ, хотя и известна отчасти в колледжах и в старших классах школы.
Предварительные данные о региональном распространении обряда ловли Халявы позволяют утверждать, что этот ритуал известен на территории всей России и, отчасти, ближнего зарубежья. Во всяком случае в студенческих работах назывались Украина, Белоруссия, Литва. Студенты связывались также со своими сверстниками в Финляндии, Щвеции и США, от которых по поводу Халявы получили отрицательный ответ. Американским студентам образ (или типологически близкий персонаж), по-видимому, абсолютно неизвестен. Русский студент-технарь, пребывающий в США по обмену, продемонстрировал американским учащимся обряд ловли Халявы, но не нашел у них понимания: американцы решили, что Россия - языческая страна, но так и не поняли, является ли Халява Богом или чертом.
Вторая проблема, связанная с образом Халявы, - это время рождения обряда. Сама я впервые услышала о Халяве в январе 2000 г. от сотрудницы Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, дочь которой, студентка-первокурсница, поделилась с матерью первыми впечатлениями от зимней сессии. В мае 2002 г. со своей версией обряда меня познакомили студенты сыктывкарского университета. В работах студентов Петербургского университета самым ранним информантом назван бывший курсант милицейского училища, узнавший об обряде в 1996 г. Все это позволяет нам датировать рождение обряда ловли Халявы серединой 1990-х гг. Можно предположить, что одним из стимулов появления ритуала стала знаменитая телевизионная реклама с Леней Голубковым и его фразой "Я не халявщик, я компаньон".
Однако в одной из студенческих работ мы нашли очень интересное свидетельство о Халяве театрального института. Судя по описанию, здесь мы имеем дело не столько с обрядом, имеющим прагматическую цель, сколько с неформальным театрализованным представлением. Не исключено, что именно здесь лежат истоки образа Халявы:Самое раннее упоминание об этом обряде восходит к 1970-м гг. Это обряд вызывания Халявы театрального института, распространенный и в пионерских лагерях, и даже в школе. Однако суть этого обряда совершенно отличная от целей и задач, который ставит перед собой современный обряд вызывания студенческой Халявы. Основной смысл обряда театрального института - представление само по себе, действо, развлекающее собравшихся зрителей. По завершении этого обряда "появлялись" кушанья, напитки; таким образом, финальная сцена обряда переходила в застолье...
Описанный обряд позволяет поставить вопрос о соотношении ритуальных действий и фольклорного образа. Наш материал наглядно демонстрирует, что обрядовые действия и прагматическая цель являются первичными по отношению к образу. В настоящее время обряд ловли Халявы, с его предметно-акциональным и вербальным планами, предстает вполне развитым и самодостаточным; образ же Халявы еще только начинает осмысляться мифологическим сознанием. Так, в отличие от традиционных домовых, леших, русалок, Халява пока не имеет четких портретных характеристик. Вопрос о портрете Халявы вызвал у информантов, как свидетельствуют студенты, явные затруднения. Сами авторы студенческих работ, опираясь на свои небольшие фольклористические знания, рисуют Халяву следующим образом - "существо летающее, прилетающее, улетающее". Умение летать, по-видимому, действительно является ведущей характеристикой Халявы. В связи с этим заслуживает внимание "птичье" начало в этом образе, имеющее архаичные мифологические корни. В одном из вариантов вызывания Халявы непосредственно на экзамене, когда тянешь билет, звучит следующая формула:"Птица Халява (птица Шара), лети!" В другой студенческой работе Халява изображается как "какой-то невидимый маленький дух". И лишь в одной работе мы нашли развернутый портрет Халявы: "Маленькая худенькая тетенька с длинным носом, хитрыми глазами, длинными костлявыми руками. В руках у нее старая кошелка, а на плечах белая шаль. Волосы у нее собраны на макушке в пучок. На носу огромная бородавка с волосами". Таким образом, Халяву можно характеризовать как женский персонаж с иномирными чертами (летающая, имеющая некоторое отношение к птицам, с длинным носом, костлявыми руками, в белой шали).
В отличие от классических мифологических персонажей, современное фольклорное сознание не фиксирует внимания на местообитании Халявы. Лишь в одном сообщении сказано, что она живет "высоко на небе".
Столь же скупы сведения и о таком важном структурном элементе мифологического образа, как его происхождение. В тех случаях, когда студенты пытались проводить специальные расспросы своих информантов, они сталкивались с тем, что большинство опрошенных не смогли объяснить происхождение Халявы. И лишь в нескольких случаях был получен ответ, позволяющий сделать вывод о том, что образ Халявы строится согласно типологии образов "заложных покойников": "Халява - душа отчисленного студента"; "Халява - душа умершего студента".
По собранным материалам, устойчивым является представление о том, что Халява "у каждого своя". Каждый студент может войти в контакт только с одной, "своей" Халявой. Следовательно, можно сделать вывод, что Халяв множество, как множество леших, живущих каждый в своем лесу, или русалок и шуликунов. Мир Халяв, по-видимому, имеет иерархическое устройство. Помимо простой Халявы существует Абсолютная Халява ("вроде как царица Халяв"), но поймать ее практически невозможно, так как "она летает чересчур высоко" (ср. образ "царя" змей). Наконец, можно указать на то, что Халява в мифологическом сознании типологически сопоставляется с христианскими святыми. Так, в студенческой среде существует тост:"За святую Халяву!" Возможно, что здесь мы имеем дело с некой рефлексией св.Татианы, покровительницы российского студенчества.
Если искать ближайшие типологические параллели к обряду ловли Халявы, то, вероятно, следует вспомнить о ритуалах договора человека с мифологическим существом: хозяина дома с домовым; пастуха с лешим. В русской народной традиции такого рода договоры, как правило, маркировались положительным знаком и не считались греховными, в отличие от опасных договоров главы рыболовной артели или мельника с водяным или договора человека с негативным домовым в западнославянской традиции (ср. договор Фауста с дьяволом). Современная Халява типологически, по-видимому, близка русскому домовому.
Описанный обряд является, на наш взгляд, блестящим примером того, что в условиях современной цивилизации фольклор как явление культуры продолжает существовать и развиваться, причем динамические процессы одинаково активно протекают и в области создания новых жанров (вспомним о "садистских стишках", возникших в самом конце 1970-х гг.), и в сфере новых обрядов (инициальные обряды в солдатской среде; обряд ловли Халявы), и в области мифологического сознания (рассказы об НЛО и энлонавтах).

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет