Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Статьи / Н.В. Дранникова (доктор филол. наук, г. Архангельск), Ю.А. Новиков (доктор филол. наук, г. Вильнюс). Пинега продолжает удивлять фольклористов (Новые записи былин)

Начиная с XIX в. Европейский Север привлекал к себе пристальное внимание ученых, занимающихся народной культурой. Феномен Русского Севера стал объектом научных исследований представителей различных дисциплин, пытавшихся разгадать его тайну. В XIX - начале XX веков здесь были сделаны крупнейшие фольклорные открытия, Архангельская и Олонецкая губерния дали миру почти все известные сюжеты былин. В 1859-1960-е годы П.Н. Рыбников совершил настоящий научный подвиг - находясь в положении ссыльного, обнаружил богатейшую эпическую традицию, принесшую Олонецкой губернии славу "Исландии русского эпоса". Еще более результативной оказалась летняя поездка 1871 года, предпринятая А.Ф. Гильфердингом. За три месяца он записал более 300 эпических песен от 70 с лишним сказителей. Часть уездов, обследованных обоими собирателями, позднее вошла в состав Архангельской области.

На рубеже XIX-XX веков на фольклорной карте России появились новые былинные очаги - бассейны Печоры, Мезени, Кулоя, Пинеги, Восточное и Западное Поморье. Их открыли молодые ученые, выпускники Московского государственного университета А.В. Марков и А.Д. Григорьев, а также Н.Е. Ончуков, собиратель, не имевший специального образования. Фольклорные экспедиции в эти края продолжались на протяжении многих десятилетий и обогатили отечественную науку ценнейшими материалами. Однако эпические песни удавалось записывать все реже, и в последней трети прошлого века ученые констатировали окончательное затухание былинной традиции. К счастью, как уже не раз бывало в прошлом, этот диагноз оказался преждевременным. В самом конце второго - в начале третьего тысячелетия в разных регионах Архангельской губернии удалось записать четыре былины, две из них - в песенно-стихотворной форме. Им и посвящена данная публикация.

Старина об Илье Муромце и разбойниках всегда пользовалась в Пинежском крае особой популярностью. Только в сборнике А.Д. Григорьева опубликовано 8 вариантов, еще от двух сказителей собиратель не стал ее записывать [Григ., I, c. 510, 578]. Многие исполнители осознавали ее как песню, нередко пели хором [Григ., I, с. 463, 471], что обусловило высокую стабильность словесных текстов. Публикуемый текст записан в 2005 году от профессионального работника культуры, художественного руководителя северодвинского детского фольклорного ансамбля "Маковки" Екатерины Евгеньевны Зориной (Прил., № 1). Она родилась и выросла в селе Карпогоры, где и усвоила былину от жительницы соседней деревни Церкова Вассы Алексеевны Кузнецовой, 1901 года рождения. Бытование этого сюжета в женской среде необычно для пинежской традиции; в 1900-1927 годах все тексты, кроме одного, были записаны от мужчин. Встречу Е.Е. Зориной с В.В. Кузнецовой нельзя назвать случайностью. Дочь Кузнецовой - Манефа Максимовна Кузнецова - была участницей Карпогорского народного хора, которым в то время руководила Зорина, проводившая большую работу по собиранию пинежских народных песен. С этой целью она и выехала в Церкову в 1985 г. Сказительница воспринимала былину как одну из песен и во время ее исполнения мыла посуду. По ее словам, это была любимая песня ее таты (отца): "Таты песня. Он гнул сани и пел это, корзины плел и все пел". Через полгода после записи былины В.В. Кузнецова умерла.

Вариант Зориной содержит практически все типовые формулы, свойственные местной редакции сюжета (упоминание города Киева; стереотипные описания дороги, чудесных пуговиц на шубе героя; характеристика необыкновенных способностей богатырского коня - "уводил он от стрелки калёное, уносил он от пули свинцовоё…"). Оригинальные детали и лексические обороты также роднят его с отдельными записями почти столетней давности. Разбойники "хотят старого ограбити, полишить хотят свету белого, укоротать хотят веку долгого" [ср. Григ., № 155; Аст., № 208]. Богатырь говорит, что самую ценную пуговку "подарить можно не вдовушке,<…> не молодушке; подарить можно красной девушке" [ср. Аст., № 216]. Отступлений от устоявшихся стандартов в публикуемом тексте немного. В начале повествования пропущено указание на ширину дороги - "три косые сажени печатные". Главный герой однажды назван по имени; обычно пинежские сказители использовали формулу "стар матёр человек" (или просто "старой"), хотя иногда упоминали "Муром / Муров", родной город богатыря [Григ., №№ 153, 158 и др.]. В большинстве вариантов Илья лишь устрашает разбойников, пуская стрелу в дуб; в тексте Е. Зориной он их истребляет [ср. Григ., №№ 161, 162, 208], причем "станицницки" осознаются как "силушка богатырская и татарская". При пении исполнительница дважды повторяла большинство стихов; такую же манеру сказывания А.Д. Григорьев отметил у М. Амосова из деревни Красное, расположенной, как и Церкова, примерно в 15 километрах от Карпогор.

Былина "Алеша Попович и сестра братьев Сбродовичей-Петровичей" на Пинеге традиционно входила в репертуар женщин-сказительниц; из 12 опубликованных в сборнике А.Д. Григорьева вариантов лишь один был записан от мужчины. Возможно, этим объясняется тяготение большинства текстов к балладному канону (динамичное развитие действия, обилие диалогов, драматизм повествования). Вариант, записанный в 2002 г. от А.Н. Няниковой, 1914 г. р., по композиции и стилю примыкает к пинежской модификации сюжета (Прил., № 2). Он менее эпичен, чем тексты из Зимней Золотицы; в нем не упоминается город Киев и правящий там князь Владимир; нет обычных для Зимнего берега упреков героини своим братьям, которые осуждают ее за любовную связь с Алешей Поповичем и закрывают глаза на супружескую неверность своих жен. Поэтому не исключено, что исполнительница усвоила былину не у себя на родине (Часовенский сельсовет Приморского района - примерно в 100 километрах к югу от Зимней Золотицы), а не на Пинеге (текст записан в деревне Усть-Пинега Холмогорского района). Во время записи исполнительница пела былину, что свидетельствует л подлинности исполняемого ею текста (АК № 218).

Первые строки публикуемого варианта - механический перенос из старины "Сорок калик со каликою", популярной в северо-восточных районах Архангельской губернии. В традиционной части сюжета певица использовала оригинальные детали, отсутствующие в других записях этой былины. Алеша Попович утверждает, что видел сестру братьев Петровичей "на босой ноге, да без чобота богатого" (обычно он похваляется, что видел ее "в одной-то рубашецьки, без поеса, в одных-то цулоцках, без башмациков"). В других вариантах не упоминается, что приезд Алеши к месту казни Настасьи сопровождается колокольным звоном. Видимо, это - индивидуальная новация А. Няниковой или ее учителя. Слова "гомуля" ("снега белого") мы не обнаружили в словарях русских народных говоров. Возможно, оно связано со словом "комылька", встречающимся в одном из пинежских вариантов данной былины [Григ., № 104]; А.А. Горелов истолковал его как "комок" снега [Григ., I, c. 694]. Эта параллель лишний раз свидетельствует в пользу пинежского происхождения комментируемого текста.

Самые большие по объему былины об Илье Муромце и Ставре Годиновиче записаны в 1989-1990 годах в деревне Сульца Пинежского района от Анастасии Петровны Порохиной, которая родилась еще в позапрошлом столетии (1896 г.). Они напечатаны Л.В. Федоровой в ежегоднике "Русский фольклор" [РФ]; в публикуации второго текста есть незначительные расхождения с беловой рукописью.[1] Вторично перепечатывать их не имеет особого смысла, так как оба варианта генетически связаны с книгой. В контаминированной былине об Илье Муромце нет никаких примет местной эпической традиции. "Идолище-богатырь", "поганое чудище" выступает в роли предводителя вражеского войска в сюжете, по содержанию близком к былине "Илья Муромец, Самсон и Калин-царь" (в северо-восточных регионах эта модификация сюжета встречается крайне редко); поверженный противником Илья, подобно Антею, получает силу от "земли русской". В тексте доминируют витиеватые поэтические образы и словесные обороты, чуждые и разговорной речи северян, и былинному лексикону ("на сбруе камни яхотны освещают дорожку, как фонарики"; "над зарей облака закудрявилися"; "не слышно молву человеческого, не слышно ни стону, ни скрежету, только слышно ручеек журчит, да в воздухе утренняя птичка посвистывает, на болоте сера утица покрякивает"; "в Илью Муромца влилася силушка" и т.п.). Одно из искажений свидетельствует о визуальном восприятии текста: "свечи сальны" превратились в свечи сильны".

Сюжет "Ставр Годинович" на Пинеге не был зафиксирован ни А.Д. Григорьевым в 1900 году, ни А.М. Астаховой 27 лет спустя. Оба варианта, записанные в 1971 году студентами МГУ от А. Дрокиной (дер. Печгора) и А. Булыгиной (д. Сульца), восходят к печатным источникам - сборникам Н. Бунакова и В. Авенариуса [подробнее см.: Указатель, 38, №№ 2 и 5]. Былина А.П. Порохиной по всем параметрам чрезвычайно близка к тексту ее односельчанки А. Булыгиной, что было отмечено Т.Г. Ивановой в подстрочном примечании [РФ, с. 419]. В ней нет близких параллелей к пинежским эпическим песням на другие сюжеты; в основу компилятивного произведения положен вариант из Сборника Кирши Данилова, дополненный отдельными формулами из былин А. Чукова, П. Калинина, В. Щеголенка, А. Фоминой и других сказителей из Прионежья. Текст записали в своей родной деревне студентки Н. Матюшова и Л. Булыгина - однофамилица, а, возможно, и родственница А. П. Булыгиной. Обе свои былины Анастасия Петровна не пела, а сказывала - еще один косвенный признак их книжного происхождения. Исполнительница нередко сбивалась со стихотворного ритма и переходила на прозу. В "Ставре Годиновиче" немало просторечных выражений и других отклонений от традиционного былинного лексикона: "на пиру были бояре, мудрецы, богачи"; "обносочки"; "вокруг пальца обведет"; Ставра "обобрали"; "Василиса во время танца схватила Ставра Годиныча"; князь Владимир "глаза расширил" и др.

Очевидная зависимость былин А. Порохиной от печатных источников заставляет критически отнестись к их оценке Л.В. Федоровой, полагавшей, что эти тексты "расширяют представление фольклористов об эпическом репертуаре данного региона" [РФ, с. 419]. Они представляют научный интерес лишь как факты вторичного бытования русских эпических песен.


СОКРАЩЕНИЯ

АК - аудиокассета

Аст. - Былины Севера. Подготовка текста и комментарий А.М. Астаховой. Т. II. М.; Л., изд-во АН СССР, 1951.

ВК - видеокассета

Григ. - Архангельские былины и исторические песни, собранные А.Д. Григорьевым в 1899-1901 гг. Т. I. Санкт-Петербург, "Тропа Троянова", 2002.

РФ - Федорова Л.В. Былины в записях Поморского педагогического университета // Русский фольклор: Материалы и исследования. Т. XXX. СПб.: Наука, 1999. С. 414-422.

Указатель - Новиков Юрий. Былина и книга: Аналитический указатель зависимых от книги и фальсифицированных былинных текстов. СПб., "Европейский Дом", 2001.

Ф - фонд.

ФА ПГУ - фольклорный архив Поморского государственного университета.


Приложение

№ 1 [ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И РАЗБОЙНИКИ]

Во то ули [2] во городе во Киеви,
Во то ули во городе во Киеви,
Пробегала дорожка широ-окая,
А широкая дорога глубо-окая.
5 Широта той дороги широ-окое,
Широта [3] той дороги широ-окое - 
Да добру коню до черева кониного,
Да добру коню до черева кониного,
Добру молодцу до стремени булатного,
10 Добру молодцу до стремени булатного.
Как по этой по дорожецки никто ни хаживал,
А никто ни хаживал, ни проезживал,
А никто ни хаживал, ни проезживал,
Проходил-проезжал один стар целовек,
15 Проходил-проезжал один стар целовек,
Один стар целовек - Илья Муромец.
Как напали на старого станицнички,
Как напали на старого разбойнички;
И хотят они старого огра-абити,
20 И хотят они старого огра-абити,
Полишить хотят свету бело-ого,
Полишить хотят свету бело-ого,
Укоротать хотят веку долгого,
Укоротать хотят веку долгого.
25 "Вы не бейте мня, младые станицницки,
Вы не бейте мня, младые станицницки.
Уж чё бить вам старого не пошто,
Ише взять вам у старого нецего.
Ише есть у старого кунья шуба,
30 Ише есть у старого кунья шуба,
У куньей шубоцки есть три пуговки,
У куньей шубоцки есть три пуговки.
Перва пуговка стоит сто-о рублей,
Перва пуговка стоит сто-о рублей,
35 Друга пуговка - та и тысячу,
Друга пуговка - та и тысячу,
Третьей пуговке да той счету нет,
Третьей пуговке да той счету нет;
Подарить можно не вдовушке,
40 И не вдовушке, не молодушке,
И не вдовушке, не молодушке,
Подарить можно красной девушке.
Ишо есть под стареньким доброй конь,
Ишо есть под стареньким доброй конь,
45  Ишо добрый конь Бурушко,
Ишо Бурушко-косматушко".
И нацал тут старой поворациватце,
И нацал тут старой поворациватце,
Стал он Бурушка кнутом позадеивати,
50 Стал он Бурушка кнутом позадеивати.
Уводил он о<т> стрелки калёное,
Уносил он он на [от] стрелки каленое,
Уносил он от пули свинцовоё,
Уносил он от пули свинцовоё.
55 И побил и примял он всё силушку,
Он всю силушку богатырскую,
И побил и примял он всё силушку,
Богатырскую и татарскую.

ФА ПГУ. Ф. 14. ВК. № 11. Зап. в 2005 г. в г. Архангельске от Е. Е. Зориной, 1953 г. р., м. р. - с. Карпогоры, Пинежский р-н, Н.В. Дранниковой.

№ 2 [АЛЕША ПОПОВИЧ И СЕСТРА БРАТЬЕВ ПЕТРОВИЧЕЙ]

Едут сорок калек [4] со калекою,
Едет сорок полониц [5] с полоницею,
Они едут все на честной пир.
Они все на пиру напивалися,
5 Они все на пиру наедалися,
А затем они все порасхаживались. [6]
Один-то брат хвастался золотой казной,
Другой - добрым конем,
А третий хвастался силой богатырской.
10 Тут сидели два брата Петровичи,
По прозванью Бородовичи.
Нечем этим братьям хвастаться,
Они стали хвастаться родной сестрою:
"Есть у нас сестра, есть Настасьюшка;
15 Ее буйные ветры не завеели,
И красное солнышко не запекло,
И люди добрые не видывали".
Тут сидел Алеша Попович млад,
Он окликнул Бородовичей:
20 "Вы не хвастайтесь родною сестрой;
Я-то видел вашу сестру да Настасьюшку
На босой ноге да без чобота богатого".
Тут Бородовичам за беду палось, за великий грех.
Они брали Алешу да за частые кудри [7],
25 Поднимали выше буйной головы,
Хотели ударить о дубовый пол
Да о скамейки белолиповы.
Тут Алешенька им ответ держал:
"Поезжайте, братаны, к дому сестриному,
30 Зажмите гомулю снега белого,
Киньте гомулю Настеньке во высок терем, -
Тогда о ней все узнаете".
Выходила Настасья на бело крыльцо,
Говорила таково словцо:
35 "Что же ты, Алешенька, не в пору пришел
Да не вовремя?
Скоро братаны с пиру придут со веселого".
Приходили братаны ко белу крыльцу,
Забирали Настеньку за белы руки,
40 Повезли ее в чисто поле суд вершить.
Вдруг услышали колокольный звон, -
Это ехал Алеша Попович.
Он взял Настеньку за белые руки
И повез к церкви белокаменной,
45 Назвал ее своею женой.
"А вас назову братьями".

ФА ПГУ. Ф. 25. П. № 364, АК № 218. Зап. в 2002 г. в д. Усть-Пинеге Холмогорского района Архангельской области от А.Н. Няниковой, 1914, г. р., м. р. - Часовенский с/с, Приморский р-н, Архангельская обл., О.В. Шубной.


1. В тетради № 149 главный герой только в заглавии и при первом упоминании назван "Ставром Годиновичем", в дальнейшем последовательно употребляется форма "Годиныч"; Василиса именуется только "Микуличной", а не "Микулишной". В стихе 44 должно быть "во плен взяли", а не "в плен"; в ст. 48 - "Василису увели", а не "увезли"; в ст. 85 - "проиграл" вместо "и проиграл"; в ст. 98 - "передела женское платье", а не "переодела".

2. Обычно - "во том ли".

3. В других вариантах - "глубина".

4. Должно быть - "калик" (паломников).

5. Должно быть - "поляниц" (богатырей; иногда - женщин-наездниц).

6. Обычно - "порасхвастались".

7. Индивидуальный эпитет. Обычно - "за желты кудри".

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет