Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Народная культура Русского Севера. Живая традиция: Материалы республиканской школы-семинара (10 – 13 ноября 1998 г.). Вып. 2 / Отв. ред. Н.В. Дранникова, Ю.А. Новиков. – Архангельск: Изд-во Поморского государственного университета, 2000. – 136 с.

« вернуться к содержанию

Чуракова Н.Н. Часовни Кенозерья: культурный феномен?

Кенозерье по своему географическому положению является контактной зоной между двумя основными ареалами Русского Севера: западным (Прионежье и Беломорье) и восточным (бассейны Двины и ее притоков). Поэтому здесь образовалась особая микрозона, в которой произошел своеобразный сплав элементов культуры обоих ареалов.

При общих для всего Севера генетических и типологических корнях культовая культура Кенозерья обладает некоторым своеобразием. По всему течению р.Онеги и в западной части Каргополья существовало множество величественных храмовых ансамблей. В Кенозерье сомасштабен им только комплекс с.Филипповское. Возможно, подобным же был и ансамбль с.Вершинино, предшествовавший сохранившемуся до наших дней погосту. При этом обращает на себя внимание обилие часовен в районе Кенозера. В целом по Каргопольскому уезду было 49 церквей, 169 часовен и молитвенных домов[i], в Онежском уезде – 63 церкви и 48 часовен[ii]. В Кенозерье имелось 3 храмовых комплекса (не считая монастырей) и более 40 часовен.

Различное соотношение церквей и часовен в Каргопольском и Онежском уездах объясняется социально-экономическими различиями регионов. В земледельческом Каргополье существовал гнездовой тип расселения[iii], обусловленный тем, что сельское хозяйство имело здесь товарный характер. Подобное же соотношение церквей и часовен (последних в 2 – 3 раза больше) встречается и в других земледельческих районах Русского Севера, где существовал гнездовой тип расселения[iv].

В Онежском уезде занятия населения имели промысловую направленность. Это обусловило и особый тип расселения – единичные автономные сёла[v]. На погостах возводились крупные сооружения, а часовни не были распространены.

Ещё одна причина подобной картины видится в воздействии старообрядчества. По мере усиления репрессивной политики государства староверы, собиравшиеся на общественную молитву в часовнях, стали строить их в удалении от селений, где могли проводить службы по своим обрядам, не опасаясь полицейского надзора. Каргополье было одним из оплотов старообрядчества на Севере, Онежский же уезд отличался наименьшим распространением «раскола»[vi].

Обычно большое распространение часовен на Севере объясняют малочисленностью храмов, удалённостью многих селений от приходских центров. Однако на основе данных Н.Ф.Яницкого[vii] получается, что из-за удалённости от церкви построено 5,3%; по случаю падежа скота – 62%; из-за неурожая – 8,6%; по обещанию – 18,6%; по болезни людей – 4,6% часовен (нужно ещё учесть, что очень часто обеты давались также во время эпизоотий). В XIX в. картина была примерно та же. Очевидно, что большие расстояния играли весьма незначительную роль, часовни часто строились в километре – трёх от храма, а иногда и на храмовой земле. Простой количественный подсчёт однозначно показывает, что строительство часовен на Севере было обусловлено актуальностью сельскохозяйственной, в особенности – скотоводческой обрядности. Магические функции часовен переносились людьми и на себя (болезни, обеты). Становится понятным, почему количественный перевес часовен над церквами в сельскохозяйственных районах в 2 – 3 раза выше, чем в промысловых.

Однако внутри Каргополья Кенозерье выделятся тем, что часовен здесь больше, чем церквей в 10, а на самом озере – почти в 20 раз. Г.П.Гунн, обративший внимание на это обстоятельство, объясняет его «многочисленностью небольших деревень, рассеянных по изрезанным озёрным берегам»[viii]. Ю.С.Ушаков отметил важность градостроительной функции часовен. Всё это, безусловно, играет определённую роль, однако не объясняет такой концентрации часовен в Кенозерье. Например, в соседнем Ошевенске в 16 деревнях было две церкви на погосте и 5 часовен в разных деревнях[ix].

Климатически, демографически, экономически Кенозерье не выделяется из всего региона. В духовной культуре (сельскохозяйственная и промысловая обрядность, особая религиозность или концентрация старообрядчества и его толков) тоже не отмечается каких-либо особенностей, за исключением того, что здесь был один из «былинных центров» Олонецкого края.

Очевидно, Кенозерье является одним из тех мест, где сосредоточена сакральная энергия, не столь сильная, чтобы дать рождение какой-либо святыне, но достаточная для того, чтобы население отметило это место народными, «низовыми» культами.

ПРИМЕЧАНИЯ


© Чуракова Н.Н., 2000


[i] ГААО. – Ф.1342. –Оп.2. – № 101. – Л. 6 об.

[ii] ГААО. – Ф.29. – Оп.1. – Т. 1. – № 578.

[iii] Витов В.М. О классификации поселений //Сов. этнография – 1953. – № 3.

[iv] Например, в Вельском уезде Вологодской губ. было 80 церквей и 156 часовен. Памятная книжка Вологодской губернии на 1896 – 1897 гг. Ч. 1. – Вологда, 1897. – С. 198.

[v] Медведев П.П. Система расселения и объёмно-планировочная структура сельских поселений в бассейне р.Онеги. Проблемы исследования, реставрации и использования архитектурного наследия Русского Севера. – Петрозаводск, 1989. – С. 67 – 84.

[vi] Чуракова Н.Н. География старообрядческих согласий на Архангельском Севере. Старообрядческая культура Русского Севера: Тез. докл. – М.; Каргополь, 1998. – С. 14 – 19.

[vii] Яницкий Н.Ф. Севернорусская часовня в конце XVII в.: Юбил. сб. ст. историко-этнографического кружка при университете Св.Владимира. – Киев, 1914. – С. 130.

[viii] Гунн Г.П. Каргопольский озёрный край. – М., 1984. – С. 71.

[ix] Ушаков Ю.С. Ансамбль в народном зодчестве Русского Севера. – Л., 1982. – С. 30, 52, 63, 75, 151.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

1. ГААО – Государственный архив Архангельской области.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет