Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Народная культура Русского Севера. Живая традиция: Материалы республиканской школы-семинара (10 – 13 ноября 1998 г.). Вып. 2 / Отв. ред. Н.В. Дранникова, Ю.А. Новиков. – Архангельск: Изд-во Поморского государственного университета, 2000. – 136 с.

« вернуться к содержанию

Насонова А.В. Типологические особенности функционирования культов святых и деревенских святынь (по материалам фольклорной прозы юга Архангельской области)

Одной из форм народного православия являются культы деревенских святынь. В религиозной жизни разных локальных групп они проявляются в почитании священных камней, родников, деревьев, каменных и деревянных крестов, а также в существовании местночтимых культов святых.

Как правило, каждое почитаемое место было окружено своего рода «приходом» (не обязательно совпадающим с границами прихода церковного) и пользовалось широкой известностью среди жителей ближайших деревень. Система восприятия местных святынь была вполне нормативной и имела свои закономерности функционирования в пределах одной или нескольких общин.

Появление циклов рассказов о местных святых и святынях в отдельных фольклорных традициях обусловлено этнографическим контекстом. Можно условно разделить все устные повествования на те, что описывают события, предшествующие этнографической действительности (то есть тексты о происхождении святыни или появлении отдельного персонажа – святого на местности), и те, что рассказывают о существующих обрядах, праздниках, современных проявлениях чудесных свойств местной святыни. Значительная часть повествований о местночтимых деревенских святынях ориентирована именно на описание праздничных обрядов.

Однако в рамках определенного сюжетно-тематического цикла существует обычно своеобразное ядро – легенда (предание) о происхождении святого места, которое является объединяющим для остальных устных свидетельств, теснейшим образом связанных с повседневностью и обрядами. Мы рассматриваем комплексы текстов о местночтимых святых и святынях как единую сложную повествовательную структуру и используем здесь материалы устной несказочной прозы нескольких собраний из Архангельской, Кировской областей, Фольклорного архива Сыктывкарского университета.

Так, например, в Шенкурском районе Архангельской области был записан цикл устных рассказов о местном культе Варлаамия Шенкурского. В рамках повествований о нем выделяем ряд содержательных компонентов: мотив пребывания святого на местности (в данном случае встречаются указания на необычные условия появления святого), описание конфликта монастырского засельщика с местными крестьянами. Мотив пребывания святого на местности связан с оставлением им следов своего пребывания – сооружением сакрального объекта, появлением почитаемой топографической реалии. В цикле рассказов о местном культе Варлаамия Шенкурского данный мотив представлен двумя версиями: церковь построил сам Варлаамий Преподобный, либо часовню (церковь) построили в знак пребывания Варлаамия в том месте, где находился святой колодец. Кроме того, пребывание святого на местности связывают с появлением колодца: по одной версии, святой источник возникает рядом с храмом, возведенным преподобным Варлаамием, становится дополнительным маркированным элементом святого места и входит в состав сакрального центра; по другой – колодец образуется до появления храмового сооружения. Важнейший в сюжетном построении рассказов о становлении местного культа мотив проявления чудесных сил святого известен в самых различных версиях, в основном он реализуется в текстах об исцелениях у святыни, связанной с деятельностью местного угодника (в данном случае – об исцелениях у Варлаамьевского колодчика).

Образование почитаемых мест может связываться как с пребыванием святого на местности, так и с явлением иконы святого. В Котласском районе Архангельской области рассказывают о нахождении иконы Божьей Матери на Туровце.

Мотив обретения иконы известен здесь в нескольких версиях: о чудесном появлении священного предмета («Богородица явилась сначала, где речка, а потом в гору выходила»[i]), о священном предмете, не желающем покидать своего места («Унесли ее (иконку), а она опять вернулась»[ii]), о пребывании мифологического персонажа в почитаемом месте («Явилась Пресвятая Богородица да сидела на камешке в лаптях, икону потом нашли»[iii]). Обретение иконописного изображения становится первоначальным элементом в механизме установления почитаемого места, продолжением развития сюжета является мотив возведения храма на месте обретения иконы.

Явление иконы у реки, многочисленные случаи исцеления водой с Туровца объясняют тот факт, что река становится центральным объектом поклонения. Говорят, будто «святая Богородица туда (в реку) ходит купаться»[iv]. Происходит накопление дополнительных сакральных объектов, расширение пространственных границ святого места: появляется пенек, который «глодали» – «от зубов помогал»[v]; рядом с ним «там и песок выбран»[vi] – средство от бессонницы; около часовни стоит елка (сосна), на которой всегда горит «огонечек как свечка»[vii], а рядом «молебствовали».

Проведенный нами анализ фольклорных материалов устной несказочной прозы 15 районов Русского Севера показал наличие устойчивой традиции почитания обетных крестов, священных камней, родников, деревьев, пней в отдельных локальных группах. Обладая своим набором специфических черт, разные локальные комплексы верований и обрядов, связанных с сакральными представлениями о святынях, оказываются в достаточной степени сходными. В отдельных группах народных рассказов определяется закономерность появления почитаемого ландшафного объекта с выявлением культа местного святого. Тексты устных рассказов повествуют об особенностях происхождения народных почитаний святынь, в них включаются также фольклорно-этнографические данные о ритуальных традициях и чудесных свойствах культовых мест.

Комплексы нарративов о локальных святынях, таким образом, кроме описаний существовавших или ныне действующих ритуалов, особенностей функционирования святого места, как правило, являются лишь частью рассказов о разнообразных современных формах проявления свойств деревенских святынь, возникших в результате пребывания на местности святых подвижников. Установление культа местного угодника является своеобразной точкой отсчета, открывающей реальные возможности контакта человека (коллектива) с сакральной сферой. Именно поэтому со временем фигура святого наделяется многочисленными чудесными возможностями, широким набором функций, способных удовлетворить разнообразные запросы прихожан. Мотив проявления чудесных свойств служит сюжетообразующим элементом текстов о функционировании локальных сакральных Центров.

Устные рассказы повествуют о поисках и обретении правил коммуникации с сакральным миром в определенном пространственно-временном отрезке, «точке контакта». Именно отмечание престольною праздника, по-видимому, и является нормативным способом коммуникации представителей профанного мира с миром сакральным.

Народные рассказы о деревенских святынях содержат ряд правил «должного» и «недолжного» поведения. При условии почтительного отношения к своему святому крестьяне рассчитывали на его практическую помощь. Как правило, обещая посетить почитаемое место паломничества или пожертвовать что-либо святому угоднику, люди ждали от почитаемого священного персонажа исполнения их желаний, восстановления утраченного порядка и равновесия, т.е. реализации представлений о сверхъестественных возможностях персонажа или его чудесных свойствах. Если тексты об обетах повествуют о принятых правилах коммуникации с сакральным миром, то группа сюжетов с мотивами святотатства отражает проблемы поиска нормативных отношений человека с сакральной сферой («Говорят, в речке Божья Матерь купалась, а когда она спехнула эту часовенку – председатель сельсовета – дак еще кто-то вытаскал: икону бросят в кусты, она опять тут же лежит. Правда ле не правда. А люди видали. У ей Бог наказал сына. Все говорят: «Так ей и надо, она часовенку спехнула, дак ей вот за это»»[viii]. Чудесные способности священного персонажа могут проявляться также в предупреждении святотатства.

Таким образом, общение человека и коллектива с сакральным миром определялось пространственно-временными рамками. В пределах общины устанавливался механизм взаимодействия святого места с зоной его влияния, основными выражениями которого были система обетов и праздничные обряды.

Деревенская святыня, по данным устных рассказов, как правило, отвечает элементарным религиозным потребностям населения, а почитаемый святой заступник наделяется ролью помощника для выполнения многочисленных хозяйственных функций, связанных с повседневными заботами крестьянина. Не случайно в этой связи появление следующих записей: «Туровецкая Божья Матерь дак это ото всех болезней, в лес пойдут, дак ее все говорят: «Туровецкая Божья Матерь, спаси и сохрани от лютово змея»[ix], «… Мы маленькие были, мы выйдем, пойдем за ягодами, бабушка скажет: «Вы все посмотрите на Туровец и скажите: «Туровецкая Божья Матушка, спаси и сохрани» только вот три раза это и скажи». Мы вот пойдем, как зашалим, забудем – и от змей все выбежали из леса»[x].

Почитаемый в определенной местности святой – одушевленный персонаж или его неодушевленный заместитель – являлся представителем «иного» мира, той сакральной сферы, которая была недоступна простому человеку. Однако для разрешения повседневных проблем, элементарных религиозных потребностей в крестьянском быту необходимо было земное выражение священного покровителя. В русском народном православии одной из форм такого «представления» сакральной сферы стал институт деревенских святынь. Основная функция почитаемых камней, родников, деревьев и т.п. состояла в обеспечении и поддержании контакта общины с местным святым заступником. Сюжеты устных рассказов, воспроизводящие народные религиозные представления о святом и описывающие обрядовые действия у святыни, раскрывают одну из главных особенностей местных культов: они служили важной частью повседневного обихода деревни и воспринимались носителями традиционной культуры как источник помощи и защиты в случае нарушения равновесия жизненного уклада локальной группы.

ПРИМЕЧАНИЯ


© Насонова А.В., 2000

[i] Фольклорный архив Сыктывкарского государственного университета 0634-16. (Далее: ФА СыктГУ).

[ii] ФА СыктГУ 0638-27.

[iii] ФА СыктГУ 0637-51.

[iv] ФА СыктГУ 0610-24.

[v] ФА СыктГУ 0634-16.

[vi] ФА СыктГУ 0634-16.

[vii] ФА СыктГУ 0640-72.

[viii] ФА СыктГУ 0634-34.

[ix] ФА СыктГУ 0610-28.

[x] ФА СыктГУ 0634-16.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет