Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Народная культура Русского Севера. Живая традиция: Материалы республиканской школы-семинара (10 – 13 ноября 1998 г.). Вып. 2 / Отв. ред. Н.В. Дранникова, Ю.А. Новиков. – Архангельск: Изд-во Поморского государственного университета, 2000. – 136 с.

« вернуться к содержанию

Ковпик В.А. Статистический анализ композиции скоморошины «Свадьба совы»

При изучении возникновения жанров и отдельных произведений фольклора необходимо учитывать, что приход новых форм находится в диалектическом единстве с отмиранием старых. В предлагаемой работе автор пытается проследить пути угасания фольклорного произведения, распада его целостности. С этой целью к композиции сюжета применяется количественный анализ, позволяющий выделить инвариант и посторонние включения.

Для исследования нами взят сравнительно редкий сюжет; автору известно 20 его записей, в подавляющем большинстве относящихся к XIX столетию и заставших сюжет на пороге исчезновения: многие тексты непоследовательны, с пропусками значительных частей повествования, с обилием эпизодов, встречающихся только в одном варианте, с частыми случаями контаминации с другими сюжетами; в отдельных случаях от текста остаются лишь фрагменты. Вкратце содержание скоморошины в наиболее сохранном виде выглядит так: никому не известная сова (обычно вдовая) живет одна. Потом о ней узнают и сватают ее, далее описывается подготовка свадьбы, сборы совы и отъезд ее (вернее, отлет) к жениху или к венцу. По дороге на веселую и ничего плохого не ожидающую сову нападают и избивают ее – своеобразная кульминация[i]. Сова спрашивает у своего нового мужа, кто это сделал, – и тут оказывается, что это принадлежащие ему крестьяне и, следовательно, ее новые слуги. Сова успокаивается и рада, что удачно вышла замуж. В таком виде исследуемая скоморошина предстает в наиболее сохранных своих вариантах – строго говоря, только в одной записи, сделанной П.И.Якушкиным в 1843 году в сельце Сабурове Малоархангельского уезда Орловской губернии (два издания этого текста – I, № 85 и II, № 67; в практических целях нам удобнее пользоваться им в издании П.А.Бессонова – без контаминации и с последовательным разбиением на строки), которую мы и принимаем за опорный вариант при анализе композиции всех записей интересующего нас сюжета. Этот вариант отличается не только тем, что он самый длинный (103 строки в публикации П.А.Бессонова; не считая контаминации, 46 двойных строк и 11 одинарных – то есть те же 103 строки в пересчете на одинарные – в записи П.И.Якушкина), но и тем, что он самый последовательный и полный: в нем присутствуют все главные эпизоды, образующие основу сюжета исследуемой скоморошины (см. ниже).

Ф.М.Селиванов считал, что «описание композиции эпического произведения наиболее удобно вести через эпизоды»[ii] (1, с. 81) – в соответствии с этим мнением мы и строим свой разбор композиции скоморошины «Свадьба совы». Вот эпизоды всех вариантов:

Эпизоды основного варианта[iii] 

1.    Сова живет одна в глуши, ее никто не знает. – 12 

2.    О ней узнают (кто). – 14 

3.    Ее сватают (указывается ли, кто сват). – 14 

4.    Диалог совы и свата: 

а) у совы спрашивают согласия; 

б) она соглашается; 

в) объясняет, почему считает себя вполне годной в жены. – 12 

5.    Описания (иногда от лица самой совы): 

а) одежды совы; 

б) внешности совы; 

в) ее сборов на свадьбу. – 15 

6.    Перечисление свадебных чинов. – 13 

7.    Оповещение о свадьбе (указывается ли, кто и кого оповещает). – 14 

8.    Сову везут к венцу. – 2 

9.    На дороге сову избивают (реже – пугают) неизвестные ей лица. – 10 

10. Избитая сова возвращается. – 9 

11. Сова хочет знать, кто ее обидел («Что это за люди?»). – 7 

12. Выясняется, что это крестьяне ее нового мужа. – 12 

13. Описание приготовленной еды. – 6

Эпизоды других вариантов, отсутствующие в основном

а. Бракосочетание совы. – 3 

б. Начало супружеской жизни. – 2 

в. Заготовка еды на свадьбу (близко к № 7). – 3 

г. Невиданная птица – комар. – 1 

д. Сова просит суда на обидчиков (у кого). – 3 

е. Зуй поит сову пивом, и она ссорится и дерется со своим мужем. – 1 

ж. Сова с мужем летит в поле зимовать. – 2 

з. Сову ругают (кто) за глупость и внешность. – 2 

и. У косарей носы вместо кос, ноги вместо граблей и т.д. – 3 

к. Сова летит к мужу. – 2 

л. Сова радуется, что удачно вышла замуж. – 2 

м. Сова радуется богатству жениха. – 1 

н. Сову спрашивают, отчего она расстроена. – 1 

о. Сова снимает свадебное платье (очевидно, раздумав идти замуж). – 1 

п. Сова летит «в Питер, во Москву». – 1 

р. Сова хвалит Питер, рассказывает, что там видела. – 1 

Распад сюжета исследуемой скоморошины зашел весьма далеко; гораздо более обычны варианты, где не хватает половины основных структурных звеньев. Может даже возникнуть сомнение в возможности выделения инварианта при столь неустойчивой структуре текста. Однако количественный анализ композиции «Свадьбы совы» проясняет положение. Его результаты представлены диаграммой:

количество эпизодов
частотность эпизода
(сколько раз эпизод встречался во всех вариантах)

Заметно, что эпизоды по частотности распределяются на две группы: редкие (встретившиеся 1 – 3 раза; это эпизод 8 и все с «а» по «р») и частые (встретившиеся больше 6 раз; это эпизоды 1 – 7 и 9 – 13). Группы хорошо разделены отсутствием эпизодов, соответствующих частотности 4 и 5. Эпизоды второй группы и образуют основу сюжета нашей скоморошины, его инвариант;[iv] обилие же эпизодов первой группы показывает значительную неустойчивость ее сюжета. Все наиболее частотные эпизоды вместе встречаются только в варианте, взятом нами за основной – прочие варианты являют собой разную степень неполноты (от 2 – 3 недостающих звеньев до 7 – 10). Также заметно, что часть основных эпизодов проявляет тенденцию к отрыву от сюжетного ядра и мигрирует в сторону редких, несюжетообразующих. Таковы эпизоды 9, 10, 11, описывающие случающееся с совой «несчастье»; с их утратой цельный эпический сюжет разрушается.

В записях исследуемой скоморошины много случаев контаминации (около трети вариантов), причем контаминации механической, при которой не возникает произведения с единой сюжетной линией. «Свадьба совы» контаминируется с небылицами и шуточными песнями; разнородные фрагменты в составе таких вариантов объединяются общим эмоциональным тоном и стилем. Интересно, что практически один и тот же фрагмент может являться частью сюжета, а может быть только механически присоединенным к нему. В записи [III, № 990] сова, вернувшись из Москвы, рассказывает, как много всего видела: «утку Васютку, селезня Петрушку…» и т.д. В записи же [III, № 992; оба текста из Данковского уезда Рязанской губернии] этот же текст появляется в контаминации, сюжетно со «Свадьбой совы» не связанной: «старинушка-старина, широкая борода», вернувшись из-за моря, рассказывает, что видел там «утку Анютку, селезня Петрушку…» и пр. Подобная неустойчивость статуса конкретного фрагмента текста – еще один показатель нестабильности сюжета в целом (она может характеризовать сюжет как в стадии становления, так и в стадии распада).

Подытоживая наблюдения, можно выделить несколько процессов, сопровождающих и характеризующих исчезновение фольклорного произведения: 1) нарушение последовательности изложения сюжета (в нашей скоморошине эпизоды часто меняются местами, их последовательность неустойчива); 2) схематизация сюжета – выпадение отдельных повествовательных звеньев (эпизоды, «переходящие» из ядра в периферию на диаграмме частотности); возникновение множества побочных эпизодов, единичных сюжетных линий, вставок, контаминаций, в конечном счете разрушающих инвариант. Показательно, что все эти процессы сходны с идущими при возникновении того или иного сюжета, только имеют обратную направленность – если в процессе «рождения» произведения имеет место кристаллизация его формы из массы фольклорных формул, мотивов, поэтических средств, то в нашем случае мы, напротив, наблюдаем растворение имевшегося формально-содержательного единства в этой массе.

ПРИМЕЧАНИЯ


© Ковпик В.А., 2000

[i] Хотя это и не является предметом данной работы, нужно пояснить, что комический эффект в данной скоморошине создается за счет последовательного пародийного искажения свадебного обряда на всех формально-содержательных уровнях произведения. Так и смехотворный случай с совой соответствует трагической кульминации свадебного обряда – прощанию невесты с «вольным, беззаботным девичьим житьем» и отъезду ее из родного дома.

[ii] Ф.М.Селиванов определял эпизод так: «Признаки эпизода: относительная завершенность конкретного звена целостного события; действие протекает в одном месте и непрерывно во времени; переход к другому эпизоду сопровождается перемещением персонажей и более или менее заметным разрывом с предшествующим отрезком времени; если перемещение служит предметом изображения, оно образует самостоятельный эпизод. Эпизоды могут объединять в себе ряд сцен, образуемых, как правило, появлением новых персонажей или новых объектов интереса главных действующих лиц» (1, с. 81).

[iii] Цифра справа показывает, сколько раз эпизод встретился во всех вариантах.

[iv] Эпизоды 8, «ж», «к» и «п» (встретились в общей сложности 7 раз) в рассматриваемом сюжете функционально равнозначимы — в них сова уезжает из дому (что необходимо для сюжета, т.к. главное «несчастье» происходит с нею по дороге), поэтому мы можем считать отъезд совы из дома (в виде одного из этих четырех эпизодов) также одним из постоянных звеньев сюжета нашей скоморошины.

ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Селиванов Ф.М. Русский эпос. – М., 1988.

ТЕКСТЫ

I. Бессонов П.А. Детские песни. – М., 1868.

II. Собрание народных песен П.В.Киреевского: Записи П.И.Якушкина. – Л., 1983. – Т. 1.

III. Шейн П.В. Великорусс в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах и т.п. Вып. 1. – СПб., 1898. – Т. 1.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет