Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера
СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова
ГЛАВНАЯ НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КООРДИНАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ
2008-2011 (Русский Север)

ПУБЛИКАЦИИ

УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Расписание занятий

  Очное отделение   Заочное отделение

  Магистратура

  Аспирантура

ПРОЕКТЫ

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ АРХИВА

ФОЛЬКЛОР В СЕТИ ИНТЕРНЕТ

ПУБЛИКАЦИИ / Народная культура Русского Севера. Живая традиция: Материалы республиканской школы-семинара (10 – 13 ноября 1998 г.). Вып. 2 / Отв. ред. Н.В. Дранникова, Ю.А. Новиков. – Архангельск: Изд-во Поморского государственного университета, 2000. – 136 с.

« вернуться к содержанию

Гацак В.М. Северные этнопоэтические константы

Для начала автор обязан пояснить понимание этнопоэтических констант, какое у него складывалось начиная с «Восточнороманского героического эпоса» (1967) и существенно конкретизировалось в последующие десятилетия. В нынешнем моем разумении этнопоэтические константы суть стилевые и сюжетно-повествовательные координаты изображаемого фольклорного мира в непосредственном текстовом – притом наследуемом – воплощении: вербальном, музыкальном (вокальном и инструментальном), акциональном (например, в обрядах), предметном и т.д. За этим стоит, во-первых, объединяющее представление о фольклоре как многосубстанциональном явлении (своего рода первой естественной гипермедийной сфере в истории культуры). Во-вторых – убеждённость в том, что главное свойство фольклора (любого по виду: словесного, словесно-музыкального, инструментального, хореографического, предметно-изобразительного, орнаментального и т.д.) – память традиции. В-третьих – необходимость отразить в термине тот далеко не всегда учитываемый факт, что в фольклоре не бывает отдельно только этнологически значимых явлений (например, обряд и этнографичен, и художествен по сути и структуре) – точно так же, как нет в нем ничего такого, что могло бы самодостаточно именоваться только поэтическим, ибо каждый жанр, любой «добрый молодец», «красна девица», «мать – сыра земля», любая пословица и т.д. и т.п. коннотируются с миром конкретного человека этнического. И так это у любого народа.

Этнопоэтические константы проступают на всех уровнях. Ими, конечно, являются сам фольклор как область и вид творчества, система фольклорных жанров и жанры каждый в отдельности – в специфичности своего «кондуита» (по Линде Дег), входящие в них и конкретно именуемые творения. Но особой – в силу своей полифункциональности, опорности (вспомним суждение А.Н.Веселовского о сгустках поэтической мысли), найденности поколениями – предстает сфера выбранных слов, сочетаний их (чему несложно уловить соответствия в музыке, резьбе, танце, вышивке и пр.). В этой преимущественно фактурно-стилевой совокупности различимы микроконстанты. Большой их части становится присуща формульность, но чаще константы обнаруживают подвижность очертаний.

Остановимся в основном на некоторых аспектах «микроконстант» в их севернорусских – но не только северных – ипостасях.

1. Определительные сочетания двойного уровня дефинированности. Если «дубова верея» – нечто большее по объему совокупного смысла, чем простое соположение двух слов (1+1), то тем паче сказанное относится к тем сочетаниям, где определитель не один, а два (и более!). Это, в частности, сочетания с двойным эпитетом типа гомеровского («волоокая» и т.д.). В русской традиции они зафиксированы давно (см., например, «конь полоубоуивъ (значение?) же шизый», топоним Дорогонежичь, имя Домаславъ и т.д. (Словоуказатель – книги академика А.А.Зализняка «Древненовгородский диалект», 1995 г.). Если взять «Архангельские былины» А.Д.Григорьева, то каждый том даёт внушительные (во многом общерусские, но и локальные – тоже) перечни (выписываем почти наудачу из второго тома): «дольнёвидная» / долговидная / одноглядная подзорная трубочка, / «ерлоки белописчаты» / скороходцяты, «ерлук да скоро письмецо», «напитки разнолисьныя», «питья разноличные», «корэтты драгоценныя», «прямоезжая дорога пешеходная», «крылья воскрыльнии», «пеняточки белошёлковы», «шатер чёрнобархатный», «белохрустята комоцька, каменьё серодикоё» (но «каменьем серым дикиим» и совсем бытовое – «купают помела ф сыродуп – воду» и пр.[i] Даже если в приведённом ряду не угадана архангельская принадлежность (либо форма) всех констант и бросаются в глаза сочетания общерусские (вроде чуть «переиначенных» – «подзорной трубы» или «ярлыков скорописчатых»), сочетания «необщие», локальные образуют все же легко уловимый дополнительный «адстрат», обладающий своим постоянством. В работе, основанной на систематическом указателе Ф.М.Селиванова «Художественные сравнения русского эпоса» (1990), обращено внимание на совершенно точно локализуемый в Пинежье (18 записей) «котёл пивоваренный», находящийся тоже в собрании Григорьева[ii].

В двух записях свадебных плачей из с.Сухого, приведенных в незаслуженно редко цитируемом сборнике С.Н.Кондратьевой, обнаруживаем показательные в этом же отношении удвоенные и утроенные константы: «раноутряные петухи», «ласкова красна красиорка», «страшная гора страховитая», «подневольная млада косата голубушка», «многодоброжелан­ная матушка», «белая брусовая мостиночка»[iii]. А в свадебной песне из того же села видим целую троицу специфических деталей в описании «первобрафного князя»: «куницами, лисицами обвесился, чёрными соболями подпоясался», «золотой трестой подпирается»[iv] (специалист по народному костюму Севера Л.Ф.Кислуха пояснила нам, что здесь гипербола, идущая от реальности: мужское пальто действительно украшалось мехом).

2. Константа с параномазой «Сокол – высоко». В предисловии к тому «Традиционные необрядовые песни» серии «Фольклорные сокровища Московской земли» я отмечал,[v] что и текстовую, и музыкально-текстовую части тома открывают песни, сохранившие – каждая из двух (№ 1 и № 448) – «славянскую параномазию» (по P.O.Якобсону), основанную на «столкновении слов СОКОЛ и ВЫСОКО»[vi]. В первом случае в московском томе давалась песня, обнаруженная в рукописи конца XVII в. и опубликованная академиком М.Н.Сперанским, а во втором – нотированная запись А.В.Рудневой от хора П.Г.Яркова, сделанная в период с 1944 по 1948 гг. Поэтическую фигуру славянской параномазии впервые выделил P.O.Якобсон. Из русских песенных примеров, приведённых им, напомним только два: 1) «ВЫСОКО СОКОЛ поднялся» –такой стих обнаружен ученым в песне о смерти «Васильевича князя Михаила», записанной для Ричарда Джеймса на Севере осенью 1619 г. или зимой 1620 г., когда англичанин дожидался в Архангельске возобновления навигации, чтобы вернуться к себе на Родину; 2) «Полети, мой СОКОЛ, ВЫСОКО, / И ВЫСОКО, и далеКО, / На родиму сторону» – из песни «Ах вы сени» (Якобсон уточнял, что она плясовая). Что касается источника, то он не указан; не исключено, что Якобсон помнил эту песню наизусть еще со времен своих собственных экспедиций – с П.Г.Богатыревым и др.

Так вот, именно подобная песня – «Ах вы сени, мои сени» с вариантом такой же продолженной параномазии (по сравнению с краткой формой первого примера из Якобсона) содержится в недавней публикации фольклора Вилегодского района Архангельской области: «Лети, лети, СОКОЛ, выСОКО, далеКО, сКОль выСОКО, сКОль далеКО»[vii]. Текст записан в д.Роженец Ильинского сельсовета от В.Ф.Собашниковой, 1903 г.р., песня исполнялась «на посидках».

Мы имеем в итоге пучок одной константы. Этот пучок характеризуется:

а) устойчивой параномазией СОКОЛ – ВЫСОКО в краткой и развернутой ее формах;

б) зафиксированностью в XVII в. (запись для Ричарда Джеймса – начала века и запись, открытая М.Н.Сперанским, – конца века и в XX веке (запись Л.В.Рудневой 40?х годов и текст, опубликованный Е.И.Мезенцевой в 1986 – 1991 годах, что, с одной стороны, подтверждает суждение Р.О.Якобсона: «Эта параномазия уже в далеком прошлом бытовала в русской поэтической традиции»,[viii] а с другой – позволяет наблюдать сохраняемость данной песенной константы XX века, включая последние десятилетия);

в) двукратным – начала XVII в. (песня, занесенная в записную книжку, которую повез с собой в Англию Ричард Джеймс) и исхода века XX (публикация записи из Вилегодского района) – указанием на присущность рассматриваемой константы песенному фольклору Архангельского края;

г) вхождением константы в разножанровые, разносюжетные и разнофункциональные константы (в записную книжку Ричарда Джеймса занесена по сути историческая песня); текст конца XVII в., выявленный М.Н.Сперанским, и запись А.В.Рудневой представляют песни любовные; «Сени мои, сени» по теме близки им, но не совпадают по сюжетной ситуации и функциональному назначению – «плясовая», либо «для посидок»). Иными словами, константа обнаруживает способность объявляться и в разножанровом пучке песенных образований. Так себя проявляет этнопоэтическая многомерность фольклорных констант.

ПРИМЕЧАНИЯ

© Гацак В.М., 2000

[i] Архангельские былины и исторические песни /Собр. А.Д.Григорьевым в 1899 – 1901 гг. с напевами запис. поср. фонографа. – Т. 1. – М., 1904; Т. 3. – М., 1910; Т. 2. – Прага, 1924.

[ii] Гацак В.М., Ковпик В.А., Кулагина А.В. К изучению ассоциативных связей конкретного словесно-стилевого образа с определенной этнической песней / песнями (по материалам системно-аналитических указателей Ф.М.Селиванова) //Наука о фольклоре сегодня: междисциплинарные взаимодействия. – М., 1998.

[iii] Русские народные песни Поморья /Сост. и собир. С.Н.Кондратьева. – М., 1966. – С. 252 – 256.

[iv] Там же. – С. 135.

[v] Традиционные необрядовые песни. – М., 1998. – Т. 2. – С. 6 (Фольклорные сокровища Московской земли).

[vi] Якобсон P.O. Работы по поэтике /Bступ. ст. B.В.Иванова; сост. и общ. ред. М.Л.Гаспарова. – М., 1987. – С. 35 – 36.

[vii] Традиционный фольклор Вилегодского района Архангельской области (в записях 1986 – 1991 гг.): Исследования и материалы. – Сыктывкар, 1995. – С. 97.

[viii] Якобсон P.O. Работы по поэтике… – С. 36.

Авторизация
Логин
Пароль
 
  •  Регистрация
  • 1999-2006 © Лаборатория фольклора ПГУ

    2006-2017 © Центр изучения традиционной культуры Европейского Севера

    Копирование и использование материалов сайта без согласия правообладателя - нарушение закона об авторском праве!

    © Дранникова Наталья Васильевна. Руководитель проекта

    © Меньшиков Андрей Александрович. Разработка и поддержка сайта

    © Меньшиков Сергей Александрович. Поддержка сайта

    Контакты:
    Россия, г. Архангельск,
    ул.  Смольный Буян, д. 7 
    (7-й учебный корпус САФУ),
    аудит. 203
    "Центр изучения традиционной культуры Европейского  Севера"
    (Лаборатория фольклора).  folk@narfu.ru

    E-mail:n.drannikova@narfu.ru

    Сайт размещен в сети при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проекты № 99-07-90332 и № 01-07-90228
    и Гранта Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства.
    Руководитель проектов
    Н.В. Дранникова

     

    Rambler's Top100

    Наши партнеры:

    Институт мировой литературы РАН им. А.М. Горького

    Отдел устного народно-поэтического творчества
    Института русской литературы
    (Пушкинский дом) РАН

    Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

    UNIVERSITY OF TROMSØ (НОРВЕГИЯ)

    Познаньский университет имени Адама Мицкевича (Польша)

    Центр фольклорных исследований Сыктывкарского государственного университета

    Центр гуманитарных проблем Баренц Региона
    Кольского научного центра РАН

    Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН

    Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН

    Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник КИЖИ

    Министерство образования, науки и культуры Арханельской области

    Архангельская областная научная библиотека им. Н.А. Добролюбова

    Отдел по культуре, искусству и туризму администрации МО
    " Пинежский муниципальный район "

    Институт математических и компьютерных наук Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова

    Литовский эдукологический университет